загрузка...

Влияние конкретно-исторических особенностей института государства на характер господствующей международной системы

Один из создателей традиции изучения государственного строи­тельства Чарлз Тилли прямо отмечал, что международные системы выступают в качестве фактора формирования и развития государств: «Возможно, Вестфальский мир (1648) в конце Тридцатилетней войны впервые ясно показал, что всей Европе предстоит разделение на четко выделенные (distinct) и суверенные государства, чьи границы опреде­лены международными соглашениями. В последующие три столетия европейцы и их потомки смогли распространить подобную систему го­сударств на весь мир. Недавняя волна деколонизации почти заверши­ла территориальное размежевание (mapping) планеты в виде подобной системы». По мнению Ч. Тилли, недостатком исследований государ­ственного строительства является дефицит внимания к международ­ным факторам: «Большинство существующих объяснений не срабаты­вает, поскольку игнорируют тот факт, что различные типы государств стали действительными на различных этапах европейской истории, а также поскольку они связывают объяснение разнообразия государств (state-to-state variation) скорее с индивидуальными характеристиками государств, чем с отношениями между ними».

Тилли обращает внимание на то, что присоединение политий к международным системам не просто оборачивается их признанием другими суверенами, но также воздействует на процессы государст­венного строительства в новых членах международных систем и на трансформацию старых, поскольку конгломерация системы государств существенно ограничивала более поздних участников государственно­го строительства». Иными словами, то, когда и как та или иная полития вступила в сообщество государств, какое место в нем заняла, какие образцы были предложены или даже навязаны международной систе­мой, — все это существенным образом сказывается на государствеином строительстве.

Намеченная Ч. Тилли проблематика не привлекла пока должного внимания. Все еще остается неисследованной связь между созданием и закреплением государственных институтов и динамикой междуна­родных систем. Важным аспектом данной исследовательской проб­лемы является вопрос о влиянии международного признания на госу­дарственное строительство. В настоящей главе дается обзор основных фактов включения политий в международные системы с учетом смены поколений этих систем. При этом выделяются три большие эпохи — Ранний (с середины XVдо рубежа XVIII иХІХвв.), Средний (примерно XIX в.) и Зрелый модерн (со времен Первой мировой войны до наших дней). В рамках этих эпох выделяются фазы консолидации междуна­родного политического порядка и контрфазы его кризисов.

Разумеется, недопустимо сводить смену поколений политической организации вообще и государств в международных системах в част­ности к простой череде следующих друг за другом эпизодов и фаз исто­рического развития. Подобный подход характерен и для политической истории отдельных стран, и для истории международных отношений. Он мешает «увидеть за деревьями лес», разглядеть за фактами и деталя­ми качественные изменения политической организации.

Равным образом недостаточно лишь нормативно обосновать по­следовательность институциональных схем внешней или внутренней политики, чем грешат теоретики международных отношений вкупе с теоретиками государства.

В этом случае редукция грозит появлени­ем умозрительных схем, где международные отношения образуются некими «бильярдными шарами» без свойств и собственной жизни, а суверенитет государства предстает как полный произвол верховно­го властителя или, в лучшем случае, иных выразителей «воли народа», «интересов страны».

Необходим эмпирический подход, позволяющий выявить и обоб­щить данные, касающиеся функционирования институтов, принад­лежащих взаимодействующим и взаимно влияющим друг на друга государствам, а также установить корреляции между этими данными. На такой основе возможно проведение сравнительных исследований, позволяющих установить как место отдельных государств в их сооб­ществах, так и специфику сопоставимых друг с другом институтов от­дельных государств. Фактически речь идет о необходимости междис­циплинарного синтеза сравнительной политологии и международных отношений.

Отдельные поколения международных систем и составляющих их политий консолидируются благодаря распространению и признанию определенных принципов политической организации. Эти принци­пы реализуются на практике далеко не всеми государствами и далеко не в полной мере. Наряду с ними существуют также альтернативные принципы, которые либо сохранились с прошлых времен, либо оста­ются новациями, спецификами, а то и патологиями отдельных стран или даже более мелких политических образований. Фактически можно говорить лишь об относительном преобладании неких моделей и модальностей политического поведения и взаимодействия. Вместе с тем и относительного преобладания порой бывает довольно, чтобы сделать тот или иной набор принципов интегратором определенного поколе­ния политической организации. При этом нередко возникают альтер­нативные наборы принципов, противоречивое столкновение которых позволяет образовать конфликтные системы — международные, на­циональные и даже локальные.

Смена поколений международных систем и образующих их госу­дарств сопряжена с рассогласованностью или — в терминах Стэнфорд­ского проекта — диссинхронизацией принципов взаимодействия, а также с эскалацией нереалистических требований и ожиданий. На­копление подобных явлений ведет к нарушению порядка и нарастанию кризиса. Только образование победной киалиции и осуществленный ею прорыв открывают путь к формированию следующего поколения международных систем и составляющих их государств.

Общие ритмы смены поколений политической организации доста­точно отчетливо проявляются в большинстве стран, синхронизующих международную систему. В то же время отдельные страны, группы стран и даже некоторые части самой системы далеко не полностью за­трагиваются общей синхронизацией и могут следовать альтернативной логике политической организации. Однако подобного рода отклоне­ниями, важными для систематического анализа, можно пренебречь в данной главе, претендующей лишь на то, чтобы представить основ­ную фактуру смены поколений международных систем и государствен­ного строительства.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Влияние конкретно-исторических особенностей института государства на характер господствующей международной системы:

  1. Исторические особенности формирования имперской системы СССР
  2. 1. Исторические формы и особенности регулятивной роли международного права
  3. 1. Исторические формы и особенности регулятивной роли международного права
  4. 4.1. ГОСУДАРСТВО — ОСНОВНОЙ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
  5. Глава 10. ГОСУДАРСТВО КАК ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
  6. ГОСУДАРСТВО КАК ОСНОВНОЙ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
  7. Исторические типы международных систем
  8. Тема: Государство как институт политический системы
  9. ТЕМА 8. Государство как базовый институт политической системы.
  10. Понятие «система международных отношений». Исторические типы систем международных отношений
  11. Особенности идеологии современного протестантизма. Экуменическое движение и его влияние на международные отношения
  12. Изобретение государства: орудие классового господства
  13. Характер бюрократии и влияние лидеров
  14. 12. Суверенное государство как участник международных отношений. Общие черты и особенности.
  15. Особенности государства как основного эле­мента политической системы
  16. Институты регионального влияния на общегосударственном уровне
  17. Институты регионального влияния на федеральном уровне