загрузка...

Вашингтон уходит из Латинской Америки

В 1990-х годах межамериканская подсистема современного миро­порядка, образовавшаяся после Второй мировой войны, обрела «новое дыхание». В тот момент казалось, что ключевой идеей ее возрождения и трансформации станет суперпроект Общеамериканской зоны сво­бодной торговли (АЛКА). Добиваясь осуществления этой идеи, адми­нистрация Дж. Буша-младшего нередко прибегала к политике «hard power», что часто имело эффект бумеранга. К намеченному сроку — 2005 г. — проект, по сути, так и не состоялся.

Не особенно удачной была в эти годы судьба еще одного важного начинания — «системы безопасности демократии», создание которой было провозглашено к концу XX в. в рамках Организации американ­ских государств (ОАГ), когда в 2001 г. была подписана Демократиче­ская хартия. Заверения латиноамериканских стран в приверженности ее идеалам не помешали военному перевороту в небольшом централь­ноамериканском государстве Гондурас в июне 2009 г., осуществлен­ному в «лучших» латиноамериканских традициях середины прошлого века. Несмотря на посреднические усилия группы латиноамериканс­ких лидеров во главе с генеральным секретарем ОАГ М. Инсульсой по восстановлению конституционного строя в этой стране, межамерикан­ское сообщество, по существу, так ничего и не добилось.

К началу второго десятилетия нового века на Капитолийском холме вновь, как это было в 70-х годах прошлого века, рядом конгрессменов был постав­лен вопрос о том, нужна ли Соединенным Штатам ОАГ как таковая, в кото­рой «правят левые режимы». Было и предложение вдвое сократить финан­сирование этой организации, на которую ежегодно США тратят в среднем около 40 млн долл.

В 2005 г. с новой крупной международной инициативой выступила Бразилия. Президент этой страны И. Лула да Силва выдвинул проект формирования в Южной Америке автономного центра мировой политики — Союза южноамериканских государств (УНАСУР). В его рамках было предусмотрено создание собственного Совета обороны. Это в еще большей степени поставило под вопрос будущее ОАГ. Существующий в ее рамках Межамериканский совет обороны более чем за полвека так и не превратился, по существу, в дееспособный орган.

Тенденция к формированию общеконтинентальных структур без участия США и Канады получила дальнейшее развитие на саммите лидеров Латинской Америки и Карибского бассейна в Канкуне (Мек­сика, февраль 2010 г.). На форуме было принято решение о создании единой интеграционной группировки — Сообщества латиноамерикан­ских и карибских государств (СЕЛАК). В 2012 г. на саммите в Каракасе (Венесуэла) было заключено соглашение об официальном создании нового объединения.

К оценке перспектив новой группировки и превращения ее в пол­ноценную международную организацию следует подходить осторожно. Необходимо учитывать громадную разницу в уровнях развития входя­щих в нее государств и наличие конфликтов между странами-членами, в том числе территориальных.

Нельзя исключать и иной подтекст этой новой геополитической «мозаики». Хотя Вашингтон и не участвовал в создании СЕЛАК, он мог быть в известном смысле в этом заинтересован.

Тенденция разделения Западного полушария на два полюса — Север и Юг — в начале XXI в. просматривалась достаточно отчетливо, и этому США мало что способны были противопоставить. Не исключено, что дан­ные проекты, и особенно СЕЛАК, как раз и были направлены на противо­действие этой тенденции, а активность Мексики, учитывая союзнические отношения с Соединенными Штатами, в этом случае выглядела отнюдь не случайной.

Новой инициативой Мексики стало провозглашенное в 2012 г. образование Тихоокенского альянса четырех примыкающих к АТР государств — Мексики, Колумбии, Перу и Чили. Объединение четы­рех крупнейших тихоокеанских стран (с возможным присоединением государств Центральной Америки) — безусловно, значимое явление в случае, если речь пойдет о реальных интеграционных проектах и сов­местных действиях на азиатско-тихоокеанском направлении. Во вся­ком случае альянс обладает существенным демографическим и эконо­мическим потенциалом, являясь в совокупности девятой экономикой мира, объединяя 206 млн потребителей и обладая ВВП в 1,7 млрд дол­ларов. Это 36% ВВП всей Латинской Америки, в то время как экспорт группировки составляет 55% общерегионального, почти вдвое превос­ходя МЕРКОСУР — самое развитое до сих пор интеграционное объ­единение в Латиноамериканском регионе.

Как представляется, сильный импульс этой инициативе дало заяв­ление Б. Обамы в конце 2011 г. о том, что в целом внешняя политика США в ближайшие десятилетия должна быть смешена в АТР в направ­лении создания проекта Транстихоокеанского партнерства, тем более что каждая из четырех указанных латиноамериканских стран уже имеет соглашения о свободной торговле с Вашингтоном. С геополитической точки зрения это может создать тенденцию к своеобразному делению Латинской Америки на Тихоокеанский и Атлантический субрегионы, и, по мнению испанского эксперта К. Маламуда, альянс может выгля­деть более гибким и менее забюрократизированным, чем ранее создан­ные МЕРКОСУР и Андское сообщество наций (АСН), а также недав­но образованные УНАСУР и СЕЛАК, которые неизбежно столкнутся с противоречиями при формировании единой политической линии.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Вашингтон уходит из Латинской Америки:

  1. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА В МИРОВОЙ СИСТЕМЕ
  2. Интеграция в Латинской Америке
  3. ОТНОШЕНИЯ ЕС СО СТРАНАМИ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
  4. Латинская Америка
  5. Интеграционные процессы в Латинской Америке
  6. Россия и Латинская Америка
  7. Современные международные отношения в латинской америке
  8. 12. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА И КАРИБСКИЙ БАССЕЙН
  9. 9.2. Геополитическая стратегия Латинской Америки
  10. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЕС СО СТРАНАМИ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
  11. 12.3. Латинская Америка: геополитические отношения