Сланцевые миражи и российская специфика

Так называемый сланцевый бум является наиболее заметным след­ствием сдвигов в технологических основах мировой энергетики. Соеди­нение технологий наклонно-горизонтального бурения и гидроразрыва пласта позволили американским компаниям, экспериментировавшим с добычей сланцевого газа, перейти к масштабной промышленной до­быче. Первый метод массово применялся уже 20 лет назад, а последний используется более 50 лет. В действительности масштабный рост добы­чи сланцевого газа произошел в силу комплекса причин: технических, ікономических и коммерческих. В 2005 г. были существенно сокраще­ны налоги на добычу «голубого топлива». Одновременно власти увеличили на 25% обязательные отчисления в пользу землевладельцев, и они стали охотнее заключать контракты с добывающими компаниями. В результате производство сланцевого газа за четыре года выросло с 3 до 54,6 млрд куб. м в год. В результате в 2009 г. США вышли на первое место в мире по добыче газа, которое удерживают и поныне.

Одновременно в самих США возник переизбыток газа, а обвалив­шиеся цены на него изменили структуру топливного баланса. Более іешевое и экологичное топливо стало широко использоваться в электрогенерации, вытесняя из этого сектора местный уголь. Добыча по­следнего, однако, не сократилась, американцы стали в возросших ко­личествах и по более низкой цене продавать его странам Евросоюза, где он начал вытеснять с электростанций природный газ.

Резкий рост добычи «нетрадиционного» газа в глобальных мас­штабах не так уж велик, однако влияние на экспортные позиции «Газ­прома» он уже оказал. За рубежом, преимущественно за счет европей­ских потребителей, формируется более двух третей доходов российской компании. Эффект вроде бы косвенный, но действует он через мно­жество механизмов, кумулятивное воздействие которых оказывается весьма значительным. Цены спотовых контрактов резко пошли вниз

и оказались существенно ниже тех, по которым в рамках долгосроч ных контрактов поставляет свою продукцию «Газпром». Европейские потребители постарались переключиться на более дешевое топливо и минимизировали закупки российского газа, насколько позволяли ус­ловия «take-or-pay» долгосрочных контрактов.

В то же время международные экспертные организации часто данн чрезмерно оптимистичные прогнозы относительно перспектив аме­риканского ТЭКа. Так, в ноябре 2012 г. Международное энергетиче ское агентство (МЭА) обнародовало ежегодный долгосрочный прогноз развития мировой энергетики на перспективу до 2035 г. (World Energy Outlook 2012). В нем утверждается, что к 2017 г. США смогут отказаться от импорта нефти, а к 2030 г. войдут в число нетто-экспортеров том лива. В декабре ExxonMobil опубликовала прогноз, согласно которому уже к 2025 г. США будут экспортировать больше энергоресурсов, чем импортировать (напомним, сейчас страна импортирует 20% потребляемого топлива). Наконец, в начале 2013 г. еще более смелый прогноз представила британская ВР: уже в 2013 г. США, в основном благодаря сланцам, станут крупнейшим в мире производителем жидкого топлиин (включая нефть, газоконденсаты и биотопливо), обогнав Россию и Си удовскую Аравию. Утверждается, что к 2030 г. нефть из малопроница емых (т.е. сланцевых) пластов будет доминировать в Северной Амеоикс и составит около 9% мировых поставок.

Есть сомнения в верности долгосрочного прогноза. Нефтяной бум в США только зарождается, и высокие темпы роста, прогнозируемые агентством, не гарантированы. Кроме того, эксперты еще не научились рассчитывать «продолжительность жизни» сланцевых месторождений Поэтому все прогнозы добычи нефти и газа в США на десятилетия вперед крайне ненадежны. Хорошо известно, что продуктивность нефтяной скважины в Саудовской Аравии в 26 раз больше, чем скважины в сланцевых породах Северной Дакоты, где сейчас идет наиболее интенсивная нефтедобыча.

Поэтому практически невозможно установить, на какое время придется пик добычи в том или ином штате и как это отразится на показателях в масштабах страны. В США рост добычи газа может прекратиться из-за того, что она стала сокращаться в Техасе, Луизиа­не, Арканзасе, Вайоминге и вдоль побережья Мексиканского залива. А добыча нефти стабильно сокращается на крупнейших традиционных месторождениях Аляски и Калифорнии. Есть сомнения и в том, что псе штаты разрешат добычу сырья из сланцев. Территория, где ведутся такие разработки, сплошь покрывается вышками, а сам промысел сопряжен с высоким экологическим риском: возможно попадание химикатов и грунтовые воды, повышается вероятность землетрясений.

Надо сказать, что и в самих США весьма осторожны в прогнозах дальнейших перспектив сланцевой отрасли. Согласно прогнозу Управ­ления энергетической информации (Energy Information Administration — EIA) страна к концу 2013 г. увеличит добычу нефти на 14% по срав­нению с предыдущим годом, до рекордных 7,3 млн барр./день, а в 2014 г. — еще на 8%, до 7,9 млн барр./день. Таким образом, за два года добыча нефти в США может вырасти на 23% по сравнению с уровнем 20)2 г. (6,4 млн барр. в сутки). Однако в отличие от прогноза МЭА ни о каких 10,76 млн барр. в сутки речь уже не идет, и добыча сланцевой нефти в стране может перестать расти после 2020 г. (рис. 15.2).

Рис. 15.2. Снижение интенсивности замещения в США традиционного

газа сланцевым

Источник: журнал «Эксперт». [Электронный ресурс). — Режим доступа: http://expert.ru/ expert /2012/44/slantsa-ochistitelnoe-plamya/media/l 67699/.

Практически все специалисты уверены, что перспективы добычи сланцевого газа в Европе, Китае или какой-либо другой стране весьма туманны. «Сланцевую» революцию в США обеспечило сочетание уни­кальных факторов — развитая сервисная отрасль и большое количест­во независимых компаний, высокие цены на газ, окупающие первона­чальные вложения, привлекательные географические и геологические условия. Воспроизвести стечение этих факторов в других регионах если и возможно, то лишь в отдаленном будущем.

В России проблема использования сланцевого газа имеет свою специфику. Гидроразрыв пласта (ГРП) осуществлялся еще в СССР.

Разработчиками теоретической основы явились советские ученые С. А. Христианович и Ю. П. Желтов (1953 г.), что оказало значительное влияние на развитие ГРП в мире. ГРП используют для добычи метана из угольных пластов, газа уплотненных песчаников, а также сланцево го газа. Впервые в мире гидроразрыв угольного пласта был произведен в 1954 г. в Донбассе. Точно так же метод разработки месторождений системами горизонтальных скважин и боковых горизонтальных ство­лов был впервые применен в СССР еще в середине прошлого столетия.

Существует и ресурсно-экономическая специфика, позволяющая Рос­сии не спешить с развитием добычи сланцевых углеводородов. Прежде все­го это высокая обеспеченность сравнительно дешевыми энергоресурсами. Мы располагаем 15% мировых запасов при менее чем 3% численности на­селения. В России десятилетия назад установлено наличие сланцевого газа в пределах Тимано-Печорской провинции, Енисейского кряжа и в ряде других районов. Разведанные запасы природного газа в РФ со­ставляют 48 трлн куб. м, или свыше 33% мировых (145 трлн куб. м). До­казанные (извлекаемые) запасы (43,3 трлн куб. м) обеспечивают стране текущий уровень потребления в течение 72 лет.

Это важно

Никакой экономической целесообразности в добыче сланцевого газа пока нет и в ближайшие годы не предвидится. Себестоимость производства традиционного газа изменяется в зависимости от региона от 3 до 50 долл, за 1 тыс. куб. м. Для сравнения: для сланцевого газа в США соответствующий показатель составляет 80—320 долл.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Сланцевые миражи и российская специфика:

  1. 4. Специфика российских реформ
  2. Синергетические миражи
  3. Территориально-политическая специфика федеративного государства
  4. Специфика России: её самобытность и уникальность
  5. 34. Специфика конфликта в Южной Осетии.
  6. Специфика строительных кредитов
  7. Специфика контроля и контроллинга
  8. Специфика контроля и контроллинга
  9. Специфика контроля и контроллинга
  10. Специфика рынка нефти
  11. Проблема российского влияния в Закавказье, российское военное присутствие
  12. Понятие и специфика человеческого ресурса
  13. 2. Специфика политического процесса в России
  14. 2. Специфика модернизации посткоммунистических режимов
  15. Сущность, структура и специфика кадровых технологий
  16. 3. Позиции РФ в регионе. Российско-японские и российско-китайские отношения.
  17. Специфика массового поведения в политике
  18. Специфика анализа в государственной службе