загрузка...

Риски и возможности для России

Рассмотренные выше тенденции развития мировой энергетики эздают для России как значительные риски, так и новые возможнос­ти. В среднесрочной перспективе набор рисков будет традиционным:

рост конкурентной борьбы на мировых энергетических рынках, гео­политическое соперничество за контроль над районами добычи и пу­тями транспортировки энергоносителей, угрозы национальному су­веренитету, терроризм и локальные конфликты, техногенные аварии, риски технологического отставания российской энергетики от ми­рового уровня, моральное и физическое старение оборудования. Эти риски находятся в поле государственной энергетической политики и в той или иной степени преодолеваются. Резкий рост конкуренции на европейском рынке требует кардинального изменения экспортной стра­тегии, а именно — перехода от борьбы за финансовый результат, т.е. максимальную прибыль, к более гибкой стратегии поведения, ставящей во главу угла удержание имеющихся рынков и выход на новые. В первую очередь это касается расширения экспорта энергоносителей в страны Азии, прежде всего в Китай. Необходимо перенести стратегическое партнерство в сферу энергетики.

Говоря о стратегическом партнерстве России и Китая в сфере энер­гетики, следует уделить первостепенное внимание тому, как России «выходить» на китайский рынок. Это можно делать по-разному. Можно, как Туркмения, продавать сырье на своей границе. А можно действовать в соответствии с иной стратегией, нацеленной на обеспечение энерго­безопасности поставщика. Это добавляет к двухмерной торговле третье измерение — присутствие поставщика на рынке потребителя в качестве полноправного участника рынка. Для «Газпрома» это означает активное участие — не только ресурсное, но и технологическое, финансово-инвестиционное — в формировании рынка. Иными словами, Россия будет не только поставлять газ, но и путем приобретения активов и участия и строительстве объектов входить в газораспределительные сети Китая добиваться участия в оперативном управлении внутренними газораспр делительными сетями. Цена газа «на входе» становится важным, но не определяющим вопросом, поскольку центр образования прибыли сдвигает внутрь страны. Задача для России колоссальная — не только политическая, но и техническая. Сместить акцент в энергетике огромной страны от угля в сторону газа, особенно в сфере энергогенерации, подключить к газовым сетям почти полуторамиллиардное население — действительно стратегическая цель, к достижению которой нужно готовиться.

В сфере добычи и экспорта нефти мир сталкивается с рисками снижения ее добычи как по причине истощения имеющихся месторождений, так и в связи с вводом новых, более сложных и дорогостоящих в освоении месторождений.

В этих условиях задача освоения огромных месторождений сланцевой нефти выглядит вполне актуальной. У России есть все шансы выйти по объемам добываемой сланцевой нефти на второе место в мире. Импорт технологий и улучшение налогового режима могут позволить России довести к 2030 г. добычу до 1,4 млн барр. сланцевой нефти вдень. Эти прогнозы связаны с освоением месторождений Баженовской свиты в Западной Сибири — одного из крупнейших в мире месторождений сланцевой нефти.

Другая задача в нефтяной сфере касается сферы экспорта и ценооб­разования. Добывая свыше полумиллиарда тонн нефти ежегодно и соревнуясь с Саудовской Аравией за место глобального лидера по этому показателю, Россия, казалось бы, должна быть в числе главных законо­дателей мод на мировом нефтяном рынке. Однако определяющей стоимость нефти на мировых биржах является нефть нероссийских сортов Обычно это либо североморская смесь Brent, либо американская WTI, причем на первую приходится около 60% всего ценообразования для нефтяных контрактов. Для России это означает, что стоимость ее основного экспортного продукта не просто зависит от котировок чужой нефти, но и определяется понижающим дифференциалом. И это при том, что объем добычи Brent составляет лишь около 1 млн барр. в день, тогда как российской Urals добывается свыше 8 млн барр. в сутки.

Говоря о будущих тенденциях в энергетике, следует помнить, что даже сверхбогатые страны не могут без конца игнорировать тот факт, что именно сфера альтернативной энергетики становится

одним из основных поставщиков передовых инновационных технологий. Появляются риски глубокого технологического отставания, так как большая часть происходящих изменений затрагивает неэнергетические секторы.

Развитие энергетики в России и государственная политика в этой области имеют в своей основе идеологию индустриальной энергети­ки и ориентированы на наращивание добычи ископаемого топлива и энергетических мощностей. Между тем высокий инновационный потенциал России позволяет использовать имеющиеся возможности для радикального повышения эффективности национальной экономики и энергетики.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Риски и возможности для России:

  1. Какая же демократия возможна в России?
  2. “Азийская демократия” - ВОЗМОЖНАЯ модель для Казахстана
  3. Центральная Азия и ОБСЕ: новые возможности для сотрудничества
  4. Возможности использования американской практики менеджмента в России
  5. 23.4. Возможности создания системы кредитных бюро в России
  6. 2. Особенности политической культуры России: возможности модернизации
  7. Возможности использования американской практики менеджмента в России
  8. Возможность адаптации зарубежного опыта менеджмента к условиям России
  9. Эссе. Центральная Азия и ОБСЕ: новые возможности для сотрудничества, 2011
  10. Возможности адаптации зарубежного опыта менеджмента применительно к условиям России
  11. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ РАБОТЫ С КАДРАМИ И ВОЗМОЖНОСТЬ ЕГО АДАПТАЦИЯ К УСЛОВИЯМ РОССИИ
  12. Возможности адаптации зарубежного опыта менеджмента применительно к условиям России
  13. Приоритеты национальных интересов России в АТР (возможные элементы региональной доктрины)
  14. «Августовская» война на Южном Кавказе: возможны ли новые основы сотрудничества ЕС и России?
  15. РИСКИ В АНТИКРИЗИСНОМ УПРАВЛЕНИИ
  16. Риски и их виды