Приполярные территории

Неопределенность статуса океанических пространств обострила соперничество за раздел приполярных территорий. Подвижки в систе­ме «океанического соуправления» поставили вопрос о разделе морских пространств, под определение которых попадают морские акватории около Северного и Южного полюсов. Появился пласт экспертной литературы о быстром таянии полярных льдов и возможности добычи больших (правда, достоверно не доказанных) залежей углеводородов на шельфе приполярных морей. Свое значение сохраняет и страте­гический аспект проблемы. В Арктике были развернуты компоненты российской и американской систем предупреждения о ракетном напа­дении, базы для атомных подводных лодок, стратегической авиации. Антарктида занимает важное место в строящейся Международной сис­теме мониторинга за ядерными испытаниями.

Еще в начале XX в. Франция, Британия, Австралия, Новая Зе­ландия, Чили, Аргентина и Норвегия заявили свои претензии на ряд антарктических территорий. Но 1 декабря 1959 г. был подписан Международной договор об Антарктиде, который запретил объяв­лять государственный суверенитет над любой частью антарктической территории и вести на ней военную деятельность, включая прове­дение ядерных испытаний и захоронение радиоактивных отходов. Государствам запрещалось также вести в Антарктике экономическую деятельность, т.е. добывать полезные ископаемые. Антарктику разре­шалось использовать исключительно в научно-исследовательских це­лях. Под давлением СССР и США большинство держав-претендентов были вынуждены присоединиться к этому договору, сняв открытые претензии на обладание антарктическими территориями. (Москва и Вашингтон сделали при этом оговорку, что в принципе могут вы­двинуть свои территориальные претензии в Антарктике, хотя пока от­казываются от этого.) 23 июня 1961 г. Договор об Антарктиде вступил в силу.

Параллельно с подписанием Международного договора об Антарк­тиде СССР и США договорились о нейтрализации антарктических мо­рей. Еще в 1937 г. Международная географическая комиссия выделила Южный океан, границей которого стало Антарктическое циркумпо­лярное течение, проходящее между 40 и 50“ южной широты, В 1953 г. Международная географическая комиссия подтвердила факт выделе­ния нового океана. (Хотя Международная географическая комиссия пока не принимала принцип обязательного разделения Мирового оке­ана на пять океанических пространств.)

Но страны-претенденты не отказались от своих претензий. Сопер­ничество между ними развернулось за пограничные территории между 40 и 60° южной широты (приантарктические территории). Претензии на них выдвинули Аргентина и Британия (Фолклендские острова, Юж­ная Георгия и Южные Сандвичевы острова), Аргентина и Чили (ос­трова архипелага Огненная Земля). Норвегия, несмотря на протесты СССР и США, сохранила в силе королевский указ 1927 г. о присоеди­нении к себе «сектора Буве». К французским приантарктическим вла­дениям относятся острова Крозе, остров Кергелен, острова Сен-Поль и Амстердам. Австралия владеет островами Херд и Макдоналд, ост­ровом Маккуори; Новая Зеландия — островами Окленд и Кэмпбелл; ЮАР — островами Принс-Эдуард. Британия относит к своим приан­тарктическим территориям находящиеся севернее 60° южной широты острова Тристан-да-Кунья и остров Гоф. Борьба вокруг этих остро­вов и связанного с ними континентального шельфа поставила вопрос о том, что считать границей Южного океана — Антарктическое цир­кумполярное течение (район 40° южной широты) или зону действия Договора об Антарктике (район 60° южной широты). Скрытой формой территориальных претензий на Антарктику стала также антарктиче­ская филателия — публикация заинтересованными странами марок, на которых ряд территорий Антарктиды обозначается как принадлежа­щие им территории.

Толчком к обострению антарктического вопроса стала британо-арген­тинская война за Фолклендские острова 1982 г. Она создала прецедент вооруженной борьбы за пересмотр правового статуса приантарктических территорий.

Одновременно был поставлен под сомнение безъядерный статус Антарктики. (В 2003 г. Британия подтвердила факт наличия ядерного оружия на борту своих судов в ходе Фолклендской войны.) Использо­вание британской авиацией американской военной базы на острове Вознесения (центр Атлантического океана) поставило вопрос о воз­можности использования для военной деятельности в Антарктике тер­риторий за пределами континента. Бразилия под влиянием итогов кон­фликта заявила в 1986 г. о наличии у нее зоны интересов в Антарктике между 28 и 53° западной долготы. Поэтому после окончания Фолк­лендской войны американские исследователи Джон Киган и Эндрю Виткрофт в работе «Зоны конфликтов: Атлас будущих войн» (1986) доказывали возможность новых конфликтов за ресурсы Антарктиды и Южного океана.

В таких условиях Москва и Вашингтон в 1980-х годах предпри­няли шаги по укреплению международного статуса Антарктиды. Еще в 1980 г. была подписана Конвенция по сохранению антарктических морских ресурсов, подтверждавшая статус этого континента как меж­дународного заповедника. В 1986 г. Антарктика была официально объявлена безъядерной зоной. В 1991 г. был подписан Мадридский протокол об охране ее окружающей среды (вступил в силу в 1999 г.), подтвердивший положения конвенции 1959 года. Он ввел пятидесяти­летний мораторий на добычу полезных ископаемых в Антарктике.

Международная географическая комиссия в 2000 г. определила Южный океан как особое водное пространство ниже 60° южной широты. На Юж­ный океан стали распространяться положения Конвенции ООН по морско­му праву, а также положения Договора об Антарктиде 1959 г.

Британия, Чили и Аргентина подняли вопрос о принадлежности широты южнее мыса Горн — границы антарктических плавучих льдов и поверхностных вод. Ситуация обостряется в связи с появившимися в 2005-2007 гг. прогнозами о возможном изменении границ Антаркти­ческого циркумполярного течения. Подтверждение этого факта возродит дискуссии об изменении границ Южного океана. На фоне обострения конфликта вокруг шельфа приантарктических территорий это усилит соперничество за пересмотр международного статуса Антарктики.

Более жесткое соперничество развернулось за статус Арктики. В отличие от Антарктиды межгосударственного договора о статусе Ар­ктических территорий нет. Границы были проведены по результатам «первой арктической гонки» рубежа XIX—XX веков. В 1925—1926 гг. Канада и СССР провозгласили своими владениями треугольные секто­ры по сходящимся азимутам от восточной и западной точек своего по­бережья Северного Ледовитого океана до Северного полюса. Сложнее было положение США, Норвегии и Дании. Статус арктических стран они приобрели через изолированные от основной части территории страны и не могли создать в Арктике крупных национальных секторов. Вместе с тем в 1920-х годах СССР, Норвегия, Дания, США и Канада ус­ловились считать свои арктические секторы постоянными границами.

Международная конвенция по морскому праву 1982 г. ограничила владения каждого арктического государства территорией и 200 морских миль. Документ был ратифицирован всеми приарктическими страна ми, кроме США. Северный полюс и прилегающие к нему территории были объявлены нейтральными водами. Для осуществления принципа «океанического соуправления» в 1996 г. была создана международная организация Арктический совет. Попытки применить этот принцип в Северном Ледовитом океане вызвали серию неразрешенных между­народно-правовых конфликтов.

Во-первых, Россия, Канада, Дания и Норвегия постановили, что часть арктических морей является их территориальными или внутрен­ними водами. С этими решениями не согласились США и страны ЕС, которые выступили за принцип свободного судоходства во всем Север­ном Ледовитом океане. Особую активность в этой сфере проявляют Финляндия, Швеция и Исландия — страны, неудачно претендовавшие в прошлом на создание своих арктических секторов. Под их влиянием институты ЕС предлагают подписать международное соглашение по Арктике наподобие Договора об Антарктиде 1959 года. Это предложе­ние вызвало в апреле 2009 г. резкое возражение со стороны Канады, которая видит в нем угрозу для введенного в 1952 г. внутреннего стату­са Канадского арктического архипелага и прилегающих к нему водных пространств.

Во-вторых, отход от принципа секторального деления Арктики воз­родил конфликты вокруг статуса Северного полюса. Еше в 1958 г. Меж­дународный суд постановил, что эта территория может отойти к Канаде, если в течение 100 лет никакая страна не докажет прав на дно Северно­го Ледовитого океана. В апреле 2004 г. претензии на Северный полюс выдвинула Дания, мотивируя его связью с Гренландией подводным хребтом Ломоносова. В начале 2000-х годов в СМИ обсуждался тезис о формировании коалиции России, Дании и Канады за сохранение сек­торального раздела Арктики при условии перехода Северного полюса к Канаде. Однако Москва выступила за сохранение международного ста­туса приполярной территории.

2 августа 2007 г. российская экспедиция «Арктика-2007» установила российский флаг на дне под Северным по­люсом. Другие приарктические страны — Канада, Дания и США — вос­приняли этот шаг России как претензию на присоединение Северного полюса к предполагаемому российскому континентальному шельфу.

В-третьих, ратификация Конвенции ООН по морскому праву по­ставила перед Россией вопрос о сохранении статуса Северного мор­ского пути. С 1926 г. он считался национальной транспортной ком­муникацией СССР, статус которой регламентировался внутренним законодательством. 27 апреля 1965 г. Совет министров СССР поста­новил, что в Северном Ледовитом океане воды проливов Карские Во­рота, Югорский Шар, Маточкин Шар, Вилькицкого, Шокальского и Красной Армии являются территориальными, а проливов Дмитрия Лаптева и Санникова — историческими владениями Советского Союза. 31 июля 1998 г. был принят закон «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации», который подтвердил статус Северного морского пути как внутренней транспортной артерии России. Распространение на Северный Ледо­витый океан принципов «океанического соуправления» меняет ситуа­цию. Другие арктические страны (особенно США) могут поставить вопрос о свободном судоходстве на восточной ветке Северного морс­кого пути от Маточкина Щара до Берингова пролива.

В-четвертых, между арктическими странами возник вопрос о пе­ресмотре границ полярных секторов. Канада приняла 27 июня 1952 г. Закон о северных территориях, который распространил канадский суверенитет на прилежащие к континентальной части Канады аркти­ческие земли и острова. Это вызвало территориальные споры Канады с Данией (остров Ханс и пролив Нарес в Канадском Арктическом ар­хипелаге) и США (участки моря Бофорта). Между СССР и Норвегией с начала 1970-х годов длится спор по поводу 155 тыс. кв. км шельфа Ба­ренцева моря. Новым фактором стало провозглашение расширенной автономии Гренландии 21 июня 2009 года. Теоретически возможно по­явление ситуации, когда возникнет вопрос о праве Копенгагена быть участником Арктического совета.

Особую роль играют пограничные споры между Россией и США. В 1979 г. Верховный Совет СССР решил отодвинуть восточную границу, разделяющую Евразийский и Североамериканский континенты, к за­паду до 168°58’ западной долготы. Это решение вызвало территориаль­ный спор Советского Союза и Соединенных Штатов из-за шельфовых участков в Беринговом и Чукотском морях. 1 июня 1990 г. США и СССР подписали соглашение о разграничении морских пространств в Берин­говом море («соглашение Шеварднадзе—Бейкера»), по которому спор­ная территория в 50 тыс. кв. км площади была передана Вашингтону. Государственная дума РФ не ратифицировала это соглашение. Конгресс США, напротив, ратифицировал его 18 сентября 1990 г., и Вашингтон не признает российских претензий на сектор в Беринговом море.

В-пятых, активизировались дискуссии вокруг проблемы глобаль­ного потепления. В 1994 г. Международный комитет ученых по Ар­ктике запустил проект «Последствия изменения климата в Арктике». 24 ноября 2004 г. его участники представили доклад «Последствия по­тепления в Арктике», в котором фиксировалось уменьшение толщины ледового покрова Арктики и ускоренное таяние арктических льдов. Аномально теплая зима 2006/07 г. в Северном полушарии придала этим прогнозам катастрофический оттенок. Межправительственная группа экспертов по изменению климата 14 марта 2007 г. сообщила о возмож­ном установлении полноценного судоходства в Арктике к 2070 году. Европейское космическое агентство 4 сентября 2007 г. заявило, что потери льда открыли Северо-Западный проход (Канада) в первый раз после 1978 года. В 2008-2010 гг. эти модели стали вызывать сомнения. Но преобладающим трендом пока остаются разработки на тему быстро­го таяния арктических льдов.

Более реалистична проблема разрушения арктических островов из ископаемого льда. Эти острова — обломки ледяного покрова времен последнего оледенения, которые «накрыты» грунтом, принесенным ветрами с материка. Подобные острова периодически гибнут из-за повышения среднегодовых температур (острова Меркурия, Диоми­да, Васильевский, Семеновский в море Лаптевых, остров Фигурина в Восточно-Сибирском море). В 1955-1958 гг. советские исследовате­ли установили, что ископаемым льдом сложена часть площади остро­ва Большой Ляховский (Новосибирские острова), мысов Крестовский и Большой Чукочий (север Якутии). Подобные тенденции теоретиче­ски могут частично изменить географическую карту Арктики.

В-шестых, в России крепнет ощущение, что цель других арктиче­ских стран — не гипотетическая добыча энергоресурсов, а утверждение своих стратегических интересов. Активизация арктической политики США, Канады, Дании и Норвегии началась после вступления в силу Договора СНВ-1 (1994 г.). В его рамках действовала «Программа сов­местного уменьшения угрозы», по которой они помогали России лик­видировать на Кольском полуострове атомные подводные лодки. В ми­ровых СМИ появились недоказанные сообщения об «экологической катастрофе» на российском Севере. Требования распространить на Северный Ледовитый океан систему «океанического соуправления» могут означать попытку США, Норвегии, Дании и Канады сузить ак­ваторию действия российского Северного флота.

В-седьмых, арктические страны подали заявки в Комиссию ООН по континентальному шельфу на обладание определенными арктически­ми пространствами. 20 декабря 2001 г. Россия подала заявку в комис­сию на самый крупный сектор в Северном Ледовитом океане (1,2 млн кв. км), утверждая, что подводный хребет Ломоносова служит продол­жением Сибирской континентальной платформы. 28 июня 2002 г. Рос­сии было рекомендовано доработать обоснования своей заявки ввиду отсутствия карт подводных хребтов Ломоносова и Менделеева. Поэто­му Россия в 2005 г. организовала ряд экспедиций по изучению подвод­ного рельефа Северного Ледовитого океана. Летом 2007 г. последовала полярная экспедиция «Арктика-2007» под руководством депутата Государственной думы РФ А. Чилингарова. По ее результатам 20 сентяб­ря 2007 г. Минприроды России объявило, что подводные хребты Ломо­носова и Менделеева служат продолжением континентального шельфа Российской Федерации. Дополнительные обоснования по российской заявке должны быть представлены в Комиссию ООН по континенталь­ному шельфу в 2013 году.

Это событие вызвало болезненную реакцию других арктических го­сударств. Норвегия подала 27 ноября 2006 г. свою заявку в Комиссию ООН по континентальному шельфу на 250 тыс. кв. км арктического шельфа. (15апреля 2009 г. ООН признала суверенитет Норвегии только на 235 тыс. кв. км.) Канада и Дания заявили о намерении представить подобные заявки в 2013-2014 годах. Представители США, Канады, Дании и Норвегии выступили с рядом жестких заявлений по поводу российской экспедиции «Арктика-2007». К Северному полюсу были организованы датская (сентябрь 2007 г.) и две совместные американо­канадские экспедиции (сентябрь 2008 г. и август 2009 г.). Для снижения вероятности конфликтов 27—29 мая 2008 г. представители арктических стран на саммите Арктического совета в городе Илулиссат (Гренлан­дия) подписали декларацию по проблемам Арктического циркум­полярного региона27. Участники саммита договорились блокировать попытки установления всеобъемлющего международно-правового режима управления Северным Ледовитым океаном и урегулировать проблемы Арктики мирными средствами.

2009 год принес, однако, новую гонку арктических стратегий. 9 ян­варя 2009 г. президент Дж. Буш-младший подписал документ «Реги­ональная политика США в Арктике», который рекомендовал конг­рессу ускорить процесс ратификации Конвенции ООН по морскому праву. 8 февраля 2009 г. в Осло на саммите министров иностранных дел Дании, Норвегии, Исландии, Финляндии и Швеции экс-министр иностранных дел Норвегии Турвалд Столтенберг выступил с докладом о необходимости расширения военно-морского сотрудничества Скан­динавских стран в Арктике. В феврале 2009 г. был опубликован до­кумент Совета безопасности РФ «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу». Правительство Канады опубликовало 18 августа 2009 г. «Северную стратегию», в которой провозгласило необходимость раз­вивать свою арктическую инфраструктуру и препятствовать распро­странению на Арктику принципов «океанического соуправления».

Наложение подобных стратегий друг на друга усиливает конфликт­ный потенциал. 20 марта 2010 г. президент России Д. А. Медведев от­метил, что «наблюдаются попытки других стран ограничить доступ России к разработке и освоению арктических месторождений». Это вызвало негативную реакцию со стороны Норвегии и Канады. Попыт­ки распространить на Арктику Конвенцию по морскому праву 1982 г. остались неудачными.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Приполярные территории:

  1. Территории, где действуют налоговые, валютные и другие льготы для тех нерезидентов, которые базируются на этих территориях, а ведут хозяйственные операции с другими странами, называются ...
  2. Государственная территория и ее состав
  3. Понятие территории государства
  4. Глава 2. Государство и территория
  5. Глава 2 ГОСУДАРСТВО И ТЕРРИТОРИЯ
  6. 8.7. Займы территорий
  7. Государство как территория
  8. Глава 2. Связь между территорией и государством
  9. Тема 3. Геополитика на территории бывшего СССР
  10. Типология территорий имперской периферии
  11. 1. ТЕРРИТОРИЯ, СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ УГОДЬЯ
  12. Принцип Res nullius (ничейной территории)
  13. Отдел I. Государство и его территория
  14. Карта-схема территории современной Украины
  15. 3.1.1. Территория и административно-территориальное деление
  16. ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА НА ПОСТСОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ
  17. Замораживание конфликтов на территории СНГ
  18. «Северными территориями» в Японии называют:
  19. «Северными территориями» в Японии называют: