загрузка...

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Мегатренды и глобальные проблемы» как учебная дисциплина.

Содержание и структура предметного поля

Появление курса «Мегатренды и глобальные проблемы» в базовом компоненте федеральных государственных образовательных стандар­тов не случайно. «Мегатренды» — «синтетическая», интегральная дис­циплина. В ее предметных полях на базе ранее полученных студентами знаний и умений соединяются важнейшие вопросы теории и практи­ки международных отношений. Их осмысление и адекватный анализ возможны только при условии ознакомления с огромным корпусом литературы и материалами специализированных предметов, а также приобретения студентами панорамного, системного взгляда на между­народные отношения во всей их сложности и многомерности. В силу этого, данная дисциплина реализуется на принципиально ином — ма­гистерском — уровне образования. Во многих отношениях место «Ме­гатрендов» в структуре подготовки магистров-международников — одно из центральных.

Главнейшей характеристикой современной эпохи является все более отчетливое осознание представителями разных стран и культур своей принадлежности к формирующемуся глобальному обществу. Складывается особый пласт научной литературы, посвященный всеоб­щим тенденциям (мегатрендам) и проблемам, затрагивающим челове­чество в целом.

Мегатренды — это крупномасштабные, долгосрочные процессы миро­вого развития, определяющие качественное содержание текущего этапа эволюции миросистемы.

Как отрасль науки о международных отношениях дисциплина «Мегатренды и глобальные проблемы» в качестве своего предмета исследует наиболее общие вопросы (1) текущего состояния системы международных отношений в целом, сложившегося мирового поряд­ка, (2) процессов его изменения (динамики), а также (3) регулирования и саморегулирования глобальной системы.

В фокус этой дисциплины попадают действия ведущих государств мира («великих держав») и процессы структурирования на региональ­ном уровне (региональные подсистемы), если они имеют значение с точки зрения состояния мировой системы в целом.

Система отношений между всеми субъектами международного вза­имодействия по поводу решения вопросов общемирового значения, а также совокупность соответствующих общих или специализирован­ных практик воздействия на планетарные процессы — военно-поли­тические, экономические, идеологические, информационно-психо­логические, гуманитарные, экологические и иные — образуют сферу глобальной политики — объект обсуждаемой нами дисциплины.

В ее рамках прежде всего изучаются объективные характеристики экономического и демографического развития, состояние глобальных техногенной, антропогенной и естественно-природной сфер, станов­ление глобального информационного пространства, тенденции на­учно-технического развития и военно-технологических инноваций, идеологические сдвиги, правовое развитие человечества.

Не менее важны динамика изменений в общем соотношении по­тенциалов ведущих государств, универсальные вопросы международ­ной политической, экономической и военной конкуренции, меж­дународная безопасность, состояние природной среды, ресурсный потенциал мирового развития, глобальная социальная сфера (пробле­мы бедности, гендерного равенства, этнокультурных различий, этно­политической психологии).

Насущной необходимостью является постижение инструменталь­ных начал регулирования мировой системы: управление рефлексией человека по поводу мировой реальности, философия и антропология международных отношений, проблематика глобальных институтов и инструментария неформального воздействия на ход международных отношений. Важнейшим трендом глобальной политики становится формирование нового мирового порядка.

Вопрос об упорядочении мирового развития, его регулировании обычно связывается либо с добровольным конструктивным сотрудни­чеством между ведущими странами мира (в идеале — между всеми), либо с гегемонией одной сверхсильной державы, способной проециро­вать (в том числе навязывать) свою волю другим, прежде всего более слабым игрокам, или убеждать их принять ее условия международного развития, применяя как «жесткую», так и «мягкую» силу. Примеры первого типа регулирования — «европейский концерт» XIX в., ООН и «группа семи» в XX в., а также «группа двадцати» — в последнее деся­тилетие. Примеры второго — положение нацистской Германии в Евро­пе в 1930-х годах или глобальные позиции США в конце 1940-х годов и с момента распада СССР в 1991 г. до приблизительно середины первого десятилетия XXI века.

В либеральной традиции с «позитивной» идеей регулирования международной системы связываются именно международные инсти­туты (формальные и неформальные).

Под регулированием понимается рациональное (сознательное и проду­манное) воздействие на мировое развитие с целью предупреждения кри­зисов и войн, даже если стабильность мира в целом достигается за счет интересов безопасности конкретной страны или группы стран.

С течением времени представление о формировании международ­ного порядка меняется. В русле синергетики (теории самоорганиза­ции), например, миропорядок лишь отчасти трактуется как итог про­думанных усилий отдельных государств и конкуренции между ними. Скорее он видится как результат внутренних колебаний, присущих глобальной системе, а понимание природы, амплитуды и «тренда» этих колебаний становится крайне важным для правильной оценки поряд­кообразующих тенденций.

Источником динамики мировой политической системы с позиций рационализма как метапарадигмы осмысления международных отно­шений являются исходные устремления стран, народов, групп и инди­видов к максимально полной реализации своих интересов или того, что каждый субъект под таковыми понимает.

Эти устремления сталкиваются и вызывают конфликты. Во избежание войн или с целью их ограничения субъекты мировой политики вступают меж­ду собой в переговоры и дипломатические отношения, задача которых — взаимное приспособление, выработка условий сосуществования или даже интенсивного сближения на базе общих интересов.

Такого рода взаимодействие характеризует прежде всего доглобаль­ный уровень. Сегодня же можно говорить о противоречиях между инте­ресами общемировой стабильности и развития, с одной стороны, и инте­ресами государств и негосударственных субъектов — с другой. Существует необходимость постоянно примирять эти интересы, но ресурсы для выполнения этой важнейшей функции примирения находятся преиму­щественно в руках самих государств и ряда наиболее могущественных корпораций.

Динамика и содержание процессов трансформации мирового по­рядка определяются взаимодействием всех субъектов международного общения по поводу решения глобальных проблем, но при преимущес­твенном учете национальных интересов ключевых государств. Гло­бальная политика, таким образом, налагается на традиционную меж­дународную конкуренцию между государствами за лидерство, выход на наиболее благоприятные в глобальном разделении труда и преоблада­ющие геополитические позиции.

Это важно

С точки зрения интересов всеобщего мира первостепенными ценностями того или иного мирового порядка в идеале являются способность наиболее мощных держав к самоограничению (сдержанности) и способность миро­вого сообщества в целом ограничивать действия тех международных субъ­ектов (государств или негосударственных игроков), поведение которых на­носит явный ущерб интересам международной безопасности в целом.

Самоограничение и ограничение — ключевые функции поддержа­ния порядка, которые от лица всего международного сообщества пыта­ются выполнять международные организации, прежде всего ООН, а от своего собственного лица — отдельные наиболее сильные державы. В 1990-х годах это делали США, а в 2000-х и 2010-х в процесс мирорегулирования активно включились как традиционные (старые) «великие державы» — члены «восьмерки», так и «растущие державы» (Китай, Бразилия, Индия).

Условиями функционирования мирового порядка является в пер­вую очередь наличие:

· ясной иерархии возможностей между ведущими державами, признаваемой всеми или явным большинством субъектов меж­дународных отношений;

· совокупности принципов и правил внешнеполитического пове­дения всех мировых игроков;

· системы принятия решений по ключевым международным во­просам, которая может гарантировать представительство инте­ресов низших участников иерархии при принятии решений на ее высших уровнях;

· набора морально допустимых санкций за их нарушения, а также механизмов применения этих санкций;

· форм, методов и приемов реализации принимаемых решений, т.е. режима реализации порядка.

Это важно

Вопрос о глобальной иерархии традиционно связывается в литературе и общественном сознании в целом с понятием полярности в мировой систе­ме. На уровне широкого общественного мнения периодически обсуждается вопрос о соотношении «однополярности» (моноцентричности) и «многопо­лярности» (полицентричности). В методологическом отношении и в контек­сте общественных дискуссий важно иметь в виду, что полицентричность предполагает наличие в мире нескольких держав, примерно сопоста­вимых по совокупности своих возможностей — экономических, воен­ных, политических, идеологических и организационных.

Важно помнить при этом, что именно государства и конкуренция между ними в первую очередь определяют состояние мировой системы и деятель­ность общемировых институтов регулирования отношений в сфере решения глобальных проблем.

Из всех субъектов международного взаимодействия именно государ­ства задают тон деятельности ООН, Мирового банка, Международного валютного фонда, Всемирной торговой организации. Новые группо­вые регуляторы глобальной экономики и политики — «группа восьми» и «группа двадцати» — тоже состоят из представителей государств. Нако­нец, союз НАТО, постепенно движущийся в направлении превращения в важнейший орган регулирования глобальной военно-политической сферы, также представляет собой объединение государств.

Разумеется, в решении глобальных вопросов нет монополии государ­ственного начала. Помимо государств, большое влияние оказывают разнообразные негосударственные субъекты — транснациональные корпорации (ТНК), международные политические, экологические и иные движения и организации, различные сетевые сообщества (в том числе криминальные), группы интересов и др. Однако очевид­но, что по сравнению с государствами этот класс субъектов гораздо более ограничен в своей деятельности правилами и официальными ме­ханизмами международного общения на глобальном, региональном и страновых уровнях. Скорее негосударственные участники выпол­няют важнейшую роль «агентов общения», своего рода посредников между уровнями взаимодействия, в которых доминирующую роль иг­рают государства.

Авторы предлагаемого учебника исходят из расширительного тол­кования современных глобальных трендов, которые включают в себя во­просы, относящиеся к общемировому срезу общения между государствами(традиционными) и негосударственными («новыми») субъектами меж­дународной жизни. Вот почему военно-политические, энергетические, финансово-экономические и политико-идеологические аспекты раз­вития человечества заслуживают внимания не меньше, чем природоох­ранные и социально-гуманитарные.

К началу второго десятилетия XXI в. обращают на себя внимание две крупные тенденции.

Первая — нарастание однородности мира, вторая — параллельное усиление его сложности и даже пестроты, вызванное эффектом переме­шивания разнородных составляющих общего мирового пространства по­средством интенсифицировавшихся миграционных перетоков.

С одной стороны, появился и расширяется блок общих для всего человечества проблем. Отношения, в которые люди вступают ради ре­шения этих общих проблем, образуют внешний транснациональный контур глобализации, который стягивает человечество в единое целое. Но, с другой стороны, под этим контуром происходит уменьшение оча­гов однородности.

Укрепление тренда на ускоренное нарастание этнической и культур­ной разнородности очевидно во многих странах, в том числе в России, Соединенных Штатах Америки, Канаде, Австралии, ведущих странах ЕС и даже Японии. Направление потока пришлых этнических групп определяется движением из более бедных стран в более благополуч­ные и связано с формированием глобального рынка труда и человеческих ресурсов.

Нарастание разнородности в разных районах мира — результат масштабных миграционных потоков, волна которых стала одним из следствий глобализации. Парадоксальным образом наряду с тенденци­ей к однородности экономических укладов отдельных стран и народов, к распространению единых стандартов потребления, ведения бизнеса, доступа к информации и в конечном счете прав человека и политиче­ской активности глобализация в той же мере выступает питательной средой нарастания в мире «перемешивания», многообразия, разнород­ности и в итоге анклавизации и порожденной ею внутриполитической конфликтности.

Глобализация — это процесс разрастания в масштабах планеты надна­циональной сети-оболочки черт подобия (слово «подобие» в этом кон­тексте ключевое) и отношений взаимозависимости между субъектами международных отношений.

В этом смысле глобализация предстает как сеть отношений, «опле­тающих» страны и народы «по поверхности». Внутри отдельных госу­дарств и этнических групп при этом продолжают развиваться отноше­ния, нередко существенно иные и даже иногда противоположные тем, которым содействует глобализация. Те и другие при этом способны сосуществовать, образуя конгломераты разнородных укладов и мо­делей поведения в рамках единого международного сообщества, объ­единяемого по внешнему контуру наличием глобальных проблем, для решения которых требуются усилия всех участников международных отношений.

Важно помнить, что, судя по распространившейся в 1990-х и 2000-х го­дах научной и публицистической литературе, процесс глобализации со­провождается опережающим становлением нового мировосприятия, в основе которого лежат представления о принципиальном единстве час­тей современного мира (мироцелостность) и их неизбежной эволюции к дальнейшему единению (глобализм).

В мире XXI в., таким образом, одновременно происходят два взаимосвязанных мегатренда. Во-первых, нарастание важности об­щемировых тенденций и проблем и рост понимания необходимости сотрудничества в интересах их решения ведет к появлению единых правил, стандартов и практик, подчиненных логике сотрудничества в интересах стабильного развития всей планетарной системы. Во-вто­рых, внутри этой «рамки» развивается процесс усложнения, роста мно­гообразия социальных, экономических и политических отношений как в отдельных государствах, так и между ними.

Нельзя абсолютизировать важность глобальных тенденций. Но не­достаточно воспринимать происходящее в мире и лишь через призму потребностей своей страны. Российская Федерация — часть мироцелостности. Необходимо понимать, каковы российские национальные интересы. Однако не менее важно сознавать, что внешняя политика России формируется и проводится в реально существующем глобаль­ном контексте, в общемировой политической и экономической сре­де. Эта среда может создавать новые шансы и возможности для реа­лизации российских интересов, но она накладывает и определенные ограничения на действия нашей страны — точно так же, как и любой другой.

Мастерство дипломата состоит в том, чтобы отыскать механизм оптимального встраивания России в реальные процессы глобального развития, содействуя им в одних случаях и сопротивляясь — в других.

Важно избежать фронтального противостояния с объективно разви­вающимися глобальными трендами, т.е. теми тенденциями, возник­новение и развитие которых обусловлено новыми объективными со­стояниями мировой системы, возникновением у нее новых качеств и потребностей, а также усложнением конкурентной среды. В про­тивном случае существует угроза «общего перенапряжения» страны, постановки заведомо нереализуемых, не обеспеченных имеющимися ресурсами внешнеполитических задач и, как следствие, подрыва меж­дународных позиций нашей страны.

Предлагаемая вниманию читателя книга призвана служить основой изучения дисциплины «Мегатренды и глобальные проблемы», первая версия которой была разработана и прочитана в МГИМО-Университете в 2007 г. заслуженным деятелем науки Российской Федерации про­фессором А. Д. Богатуровым. В ее главах авторы анализируют основ­ные тенденции современного мирового развития, его движущие силы, рассматривают варианты развития международной политической си­туации с учетом того, как эти вопросы трактуются в новейших исследо­ваниях российских, американских и европейских специалистов-международников. В этом смысле «Мегатренды» — книга не только о том, что происходит, но и о том, как реальность описывается и интерпретирует­ся в экспертно-академическом сообществе.

Цель учебника — дать понимание того, каким образом функциони­рует мировая система, какие мегатренды и тренды развиваются и будут оказывать решающее влияние на ее состояние, положение и политику отдельных субъектов. Особую роль авторы книги — ведущие россий­ские специалисты-международники — отводят важным аспектам воз­никновения новых направлений международных отношений, связан­ных с экологией, миграциями и демографией, проблемам лидерства и порядка в мировой политике, анализу взаимоотношений западных и незападных компонентов современной системы международных от­ношений сквозь призму интересов и восприятия России.

Важное внимание в книге уделяется выявлению новой «повестки дня» в изучении проблем трансформации международной системы, международной безопасности и регулирования мировой политики. Именно поэтому предметное поле «Мегатрендов» включает в себя та­кие вопросы, как транснационализация политической и экономиче­ской жизни государств, новые источники международной нестабиль­ности и изменение ее природы, самоопределение и конфликтность, эволюция многонациональных государств, «субъективные» начала н мировой политике, роль внешних сил в урегулировании внутриполи­тических проблем

отдельных стран, соотношение материальных и не­материальных факторов международных отношений.

Настоящее издание позволит получить представление о поня­тии и природе мировой политики, протекающих в ее рамках гло­бальных процессах. Но это — лишь задача-минимум. Наша конечная цель — предлагая неоднозначные, дискуссионные и многовариантные трактовки центральных проблем международных отношений, содей­ствовать развитию у студентов самостоятельных аналитических на­выков по осмыслению мегатрендов мирового процесса сквозь призму интересов национального государства; способствовать совершенство­ванию осмысления политической составляющей мировых экономи­ческих и социально-гуманитарных процессов; совершенствовать уме­ние структурировать проблему и выделять основополагающие факторы при анализе конфликтных явлений в различных областях международ­ной жизни.

На протяжении нескольких лет авторы глав размышляли над осо­бенностями современного этапа развития мировой системы, что нахо­дило отражение в их публикациях на страницах журнала «Международ­ные процессы», в ходе реализации учебных курсов в М ГИМО (У) МИД России, так или иначе связанных с проблематикой данного учебника («Мегатренды и глобальные проблемы», «Региональные подсистемы современных международных отношений», «Великие державы в миро­вой политике» и др.), в ходе научных конференций, где велись дискус­сии по разным аспектам анализируемых в книге проблем.

Не все вопросы получили полномасштабное освещение, остается потребность продолжить изучение того, как будут развиваться обозна­ченные тренды и мегатренды. Прошло более тридцати лет после появ­ления книги Дж. Нэйсбитта «Мегатренды», а дискуссии по поднятым им вопросам приобретают особую остроту именно сейчас, когда реаль­но происходит оформление нового мирового порядка.

| >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. Предисловие
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ
  4. Предисловие
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. Предисловие
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. Предисловие
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ
  13. Предисловие
  14. ПРЕДИСЛОВИЕ
  15. ПРЕДИСЛОВИЕ
  16. Предисловие
  17. Предисловие
  18. Предисловие
  19. Предисловие