загрузка...

Практика управления современными международными конфликтами

Предложенная классификация, разумеется, не может быть стопро­центно строгой — прежде всего потому, что большинство современных международных конфликтов имеет сложную природу и отдельные их характеристики могут попадать в разные графы любого мыслимого классификатора. Например, война США в Афганистане — это преиму­щественно демонстрационный конфликт аффективного типа. В то же время ему присущи элементы характеристик ресурсного конфликта и его лидерской форме. Задача аналитика в этом смысле — определить, каким конфликт является преимущественно и в тенденции.

Более того, в силу присущей им динамики конфликты могут «перемещаться» в рамках аналитической матрицы из одной категории в другую. Игровой («договорный») конфликт в Тайваньском проливе тео­ретически может однажды стать настоящим ресурсным конфликтом. Сходным образом может развиваться ситуация на Корейском полуост­рове или Южной Азии.

Наконец, девиантный конфликт с участием М. Саакашвили р 2008 г. чуть было не вылился в настоящий конфликт — ресурсный или демонстрационный. Поэтому выявление трансформации конф­ликтности и ее развития в том или ином направлении — важнейшая сопутствующая задача аналитика, для которого классификация конф­ликтности всегда будет только промежуточным этапом работы, тогда как ее целью — прогноз развития.

При оценке мотивов поведения следует учитывать возможность столкновения разных «ярусов» мотиваций участников конфликта. Важ­но делать поправку на влияние как внешних условий, так и особенно­стей психологического состояния обществ, элит, индивидов. При этом может приобретать особое значение фактор асимметрии мотиваций, отмеченный в работах американского конфликтолога А. Рапопорта.

На основании предложенной классификации возможна постанов­ка трех типов задач. Во-первых, в целях управления конфронтацией юажно как можно точнее диагностировать форму конфликтного пове­дения — собственную и противника. Во-вторых, разумно выделить из спектра типов конфликтного поведения такие, которые препятствуют шрагматичному подходу к урегулированию, и стремиться избегать их провоцирования. Особую опасность — и научный интерес — предоставляют непримиримые конфликты, в которых велика доля подсо­знательных реакций с элементами патологии. Наибольшую сложность при бытийной конфликтности составляет сочетание патологической и наказующей мотиваций (типа «глобальной войны с террором»).

В-третьих, разумно стремиться к сужению спектра возможных неадекватных форм поведения в конфликте путем трансформации конфликтов всех типов в игровую форму или неопасные формы про­воцирующей конфликтности. Такой переход возможен при избыточной мотивации участников процесса управления конфликтом. Обе стороны в этой ситуации склонны прислушиваться к доводам рассудка: их можно устрашать, можно поощрять, а можно комбинировать обе тактики.

Управление конфликтом, в котором одна из сторон придерживает­ся конфликтного поведения, мотивированного дефицитом, затруднительно.

В отличие от избыточной дефицитная мотивация деятельности субъекта опирается на его представления о жизненно важных интересах, а потому степень склонности к компромиссам невысока. Тем не менее, управление этим видом конфликтности возможно по крайней мере несколькими способами.

Во-первых, оно может реализоваться путем игнорирования и изо­лирования в ситуации, когда угроза слаба, а интерес к сотрудничеству с субъектом второстепенен. Во-вторых, путем перевода конфликтности в игровую форму через изменение собственного поведения и создание стимулов для соблюдения противником «правил конфронтации». Это сложно осуществить при патологическом и аффективном вариантах конфликтности, однако попытки добиться результатов на этом на­правлении ведутся. На основе исследования опыта иракской кампании 2000-х годов в американской литературе появляются работы о преиму­ществах смены стратегии от «наказания» к «торгу».

В-третьих, конфликтом можно управлять путем трансформации мотива дефицита в бытийную мотивацию. Несомненно, это трудо­емкий, долгий и дорогой процесс. Но он может быть эффективным в конфликтах смешанного типа. При таком подходе к управлению кон­фликтом развитая страна должна трезво оценить уровни потребностей противника и выделить те из них, которые носят по-настоящему жиз­ненный характер. Симптоматично в этом смысле появление первых научных работ по проблеме справедливости в переговорах и урегули­рованию конфликтов.

Ученые близки к консенсусу о том, что насилие не только не способно разрешить конфликт, но и вызывает перерастание конфронтации в антагонизм. А. Маслоу верил, что человечество дви­жется к бесконфликтному будущему через самосовершенствование человека. Российский политолог Ю. П. Давыдов соглашается с ним: «Процесс глобализации, размывая основную структуру современного мира — государство, объективно подрывает основы насилия». В. А. Кременюк тоже полагает, что насильственный конфликт отходит в прошлое. Движение к миру без конфликтов видит­ся ему на основе управления конфликтами с конечной целью «вый­ти на такую организацию международной среды, которая сделает невыгодными военные решения». Задачей такого управления, по мнению Н. А. Косолапова, может стать «перехват» назревающеo конфликта, его искусственное провоцирование и направление в русло управления конфликтными отношениями с тем, чтобы снизить издержки его протекания и облегчить его разрешение.

Предлагаемая классификация подчинена задаче уточнения гра­ниц между реальными, мнимыми и патологическими стимулами кон­фликтного поведения. Ее практическое назначение — найти допол­нительные рациональные основания разработки стратегии действий в конфликте, которая основывалась бы на стремлении наладить сотрудничество в рамках конфликтного взаимодействия. При этом важно самим избежать бессознательных патологических и провоци­рующих реакций.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Практика управления современными международными конфликтами:

  1. Особенности международных конфликтов современности
  2. 5.3. Параметры системного описания современных международных конфликтов
  3. 29. Понятие международного конфликта. Объект, временные и пространственные рамки конфликта. Системные конфликты
  4. Задачи внедрения принципов и методов современного менеджмента в современную хозяйственную практику РФ
  5. Задачи внедрения принципов и методов современного менеджмента в современную хозяйственную практику в РФ.
  6. Задачи внедрения принципов и методов современного менеджмента в современную хозяйственную практику в РФ
  7. Глава 1 Урегулирование конфликтов - область социального знания и практики
  8. 1. Понятие конфликта. Особенности международных конфликтов в эпоху холодной войны
  9. 31. Участники международных конфликтов. Требования к посредникам в урегулировании конфликтов.
  10. Управление персоналом в теории и практике классического менеджмента
  11. Современная практика мотивации труда и трудовые отношения
  12. Современный менеджмент как форма общественной практики людей
  13. Проблема суверенитета в современных условиях. Теория и практика
  14. 2. Теория и практика международных отношений
  15. Современный менеджмент как форма общественной практики людей
  16. Современный менеджмент как форма общественной практики людей
  17. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА
  18. Политический идеализм в теории и практике международных отношений
  19. Особенности российского менталитета и проблемы его учёта в современной практике менеджмента