Полицентризация мира

Третий тренд, проявившийся после распада Ялтинско-Потсдам­ского мирового порядка и продолжающий набирать силу, — это из­менение политической структуры мира, а конкретнее — его деполя­ризация и полицентризация. Миропорядок, сложившийся во второй половине 40-х — начале 50-х годов XX в. и определявшийся во мно­гом расстановкой сил в мире после окончания Второй мировой вой­ны, имел двухполюсную структуру, причем в роли полюсов выступали мировая социалистическая система («советский блок», «советский ла­герь», «восточный блок», «коммунистические страны») во главе с Со­ветским Союзом и мировая капиталистическая система («западный блок», «капиталистические страны») во главе с США.

«Последнее десятилетие XX в. было отмечено тектоническим сдви­гом в мировых делах. Впервые в истории неевропейская держава стала не только главным арбитром в отношениях между евразийскими госу­дарствами, но и самой могущественной державой в мире. Поражение и оазвал Советского Союза стали финальным аккордом в быстром воз­несении на пьедестал державы Западного полушария — Соединенных Штатов — в качестве единственной и действительно первой подлинно глобальной державы». Так писал в 1997 г. Збигнев Бжезинский.

Известный политический обозреватель Чарлз Краутхэммер, обоб­щая укрепившиеся в американском экспертном сообществе пред­ставления, бросил сакраментальную фразу: мир стал однополюсным. Ожидалось, писал он в своей нашумевшей статье «Момент однополюсности», что «старый двухполюсный мир породит мир многополюс­ный», однако случилось иначе: «Мир, каким он предстал сразу после окончания “холодной войны”, — это не многополюсныи мир. Это од­нополюсный мир».

Приверженцы «однополюсного» мировйдения. фиксируя реаль­ную победу США и их доминирующее положение в мире в первые годы после «холодной войны», допускали серьезную ошибку, которая существенно искажала реальную картину мира и не могла не сказы­ваться на политической и экономической стратегии, избранной Запа­дом. Дело в том, что полюсом нового мирового порядка, и тем более полю­сом единственным, Соединенные Штаты не были и быть не могли.

В научной литературе неоднократно отмечалась неоправданность отождествления понятий «полюс» и «центр силы». Нельзя не согла­ситься с Джозефом Ноги, одним из очень немногих западных ана­литиков, который еще в 1975 г. говорил, что понятие «полюс» «двусмысленно», а модели, построенные с его использованием, «неточны и туманны». По мнению Дж. Ноги, такого рода модели в принципе не позволяют решить задачу, ради которой и создаются: «предсказывать характеристики или модель поведения системы... предсказывать пове­дение отдельных наций или служить руководством к формированию политики в реальном мире».

Понятие «полюс» привлекло к себе внимание западных, прежде всего американских, политических аналитиков не случайно.

Их всегда интересовал вопрос жизнеспособности той или иной международной системы и характерного для нее порядка. Эту жизнеспособность они напрямую соотносили с ее стабильностью как способностью избегать возникновения разрушительных войн и конфликтов. Стабильность же они связывали в свою очередь с упорядоченностью системы, конфигу­рацией ее силового поля, характером распределения сипы внутри систе­мы. В такой ситуации использование понятия «полюс» казалось им как нельзя более уместным. Но, как верно заметил Дж. Ноги, ни к чему, кроме путаницы, это не привело.

К сожалению, понятие «полюс» получило крайне широкое распро­странение в науках, исследующих международные отношения и миро­вую политику. Более того: оно постоянно воспроизводится в речах офи­циальных лиц едва ли не всех стран. В такой ситуации остается лишь одно: попытаться, обратившись к изначальному смыслу понятия «по­люс», ограничить его содержание, закрепив за конкретными международными центрами силы.

«Полюс» — это центр силы. Но не всякий центр силы — это «полюс» «Полюсы» — это полярные, т.е.» контрарные», одновременно отрица­ющие и предполагающие существование друг друга, более или менее симметричные и соизмеримые по жизненному потенциалу (военному, экономическому, научно-техническому и т.п.) парные центры силы. По­люсы образуют крайние противоположные точки силовой оси, «стя­гивающей» воедино всю систему международных отношений. Взаимо­действуя друг с другом, полюсы определяют динамику и направление развития системы, придают ей специфический характер.

В рамках глобальной международной системы могут существовать только два полюса. Значит, эти системы могут быть либо двухполюс­ными — а правильнее сказать, просто «полюсными», — либо беспо­люсными. В последнем случае мы имеем дело с моноцентричными и полицентричными системами, которые неоправданно отождествляются

с системами «однополюсными» и «многополюсными», что искажает реальную картину мира и подталкивает к формированию ошибочных политических и экономических стратегий.

Мировой порядок, сложившийся после Второй мировой войны, когда шла борьба двух военных лагерей, двух социально-политических систем, не имевших конкурентов и во многом определявших судьбу мира, был классическим двухполюсным порядком. Он распался вместе с распадом мировой социалистической системы и Советского Союза. Сегодня мы живем в бесполюсном мире.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Полицентризация мира:

  1. ОТНОШЕНИЕ МИРА ПРИРОДЫ И МИРА ДУХА К БИОЛОГИЧЕСКИ ПРАВИЛЬНОЙ ГРАНИЦЕ
  2. 9. КРИЗИС ЕВРОЦЕНТРИСТСКОГО МИРА
  3. Глава 4. Передел мира
  4. Глава 4 Передел мира
  5. Бродель Ф. Время мира
  6. ХАРАКТЕРИСТИКИ ГЛОБАЛЬНОГО МИРА
  7. Реакциявнешнего мира
  8. Исследования мира
  9. 7. Концепция мира ООН.
  10. ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТИНА СОВРЕМЕННОГО МИРА
  11. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА
  12. Стратегии мира