Новые игроки на латиноамериканском поле

Особого внимания заслуживает активное наступление Китая. КНР, которая еще несколько лет назад демонстративно стремилась проводить в Латиноамериканском регионе политику «низкого профи­ля», в последние годы не скрывает своих экономических и политиче­ских планов. При этом ставка делается на ресурсообеспеченные стра­ны — Бразилию, Аргентину, Венесуэлу, Боливию. Китай уже обошел США в качестве главного торгового партнера Бразилии. Привлекает внимание не только динамика проникновения на латиноамерикан­ские рынки (за прошедшее десятилетие объем торговли возрос почти в десять раз). На саммите АТЭС в Сантьяго (Чили, 2004 г.) китайский лидер Ху Цзиньтао заявил о намерении инвестировать в этот регион в течение десяти лет 100 млрд долл.

Формирование геополитического «моста» между Поднебесной и южноаме­риканскими гигантами, предусматривающего создание трансокеанских ко­ридоров с использованием в качестве своеобразной тихоокеанской «плат­формы» Чили и Перу, — вопрос времени. Это способно не только повлиять на интеграцию региона, но и в целом повысить его экономический и полити­ческий статус в мировой иерархии.

В немалой степени этому будет способствовать и вступление евро-латиноамериканских отношений после саммита в Сантьяго в де­кабре 2012 г. в новую фазу. Европейский Союз стремится также вый­ти на уровень стратегического партнерства между двумя регионами, и в первую очередь с наиболее мошной интеграционной группировкой МЕРКОСУР, о чем свидетельствует принятое решение о возобнов­лении после почти десятилетней паузы переговоров о формировании экономического союза.

Не следует забывать и о созданном еще в начале 1990-х годов Ибе­роамериканском сообществе (ИАС) в составе 19 латиноамериканских и трех иберийских стран (Испания, Португалия и Андорра). На 15-м саммите сообщества в Саламанке (Испания, 2005 г.) была окончательно оформлена его структура. В целом ИАС может рассматриваться как одна из конструкций «атлантического моста» между двумя регионами.

Евросоюз работает на «поле соперника», стремясь нарастить пози­ции в Центральной Америке и Карибском бассейне, интенсифицируя структуру связей, которая стала складываться ещё в 80-х годах XX века.

Более заметным игроком на «латиноамериканском поле» посте­пенно становится и Россия, Обозначившаяся к концу первого десяти­летия XXI века тенденция к наращиванию позиций России в Латино­американском регионе (товарооборот вырос с 5,5 млрд долл, в 2000 г. до 15 млрд долл, в 2012 г.) в предстоящие два десятилетия способна полу­чить дальнейшее развитие. Этому способствует ряд факторов.

Своеобразное «возвращение» России в Латинскую Америку во многом обеспечивалось «левым дрейфом» в регионе, приведшим к по­явлению группы государств, увидевших в расширении связей с нашей страной важный рычаг укрепления своих позиций в условиях конф­ликтных отношений с США. И хотя политический маятник в регио­не, резко качнувшийся «влево» в рассматриваемый период, может вернуться в нейтральное положение, дивиденды, уже полученные от налаживания партнерских отношений с державой Востока, вероятно, сыграют роль долговременного фактора.

Усиление позиций России в регионе в немалой степени было обус­ловлено отказом руководства страны от доставшихся в наследство от Советской эпохи стереотипов («в табели о рангах» Латинская Америка традиционно стояла на последнем месте после Азии и Африки), влияв­ших на внешнеполитическое мышление на протяжении 1990-х годов. В случае сохранения преемственности во внешнеполитических под­ходах тенденция к поиску партнерства с государствами региона может получить дополнительный импульс.

Близость позиций России и ведущих государств региона по вопро­сам укрепления многополярного мира имеет шансы сохраниться. Рос­сийской стороной были предприняты меры по созданию в Латинской Америке имиджа «надежного партнера» и преодолению стереотипов не­гативного восприятия нашей страны, сформировавшихся в 1990-х годах.

Существенно не только то, что рост торговли способствовал оп­ределенному облагораживанию структуры российского экспорта, но и имевшее место наращивание инвестиционных возможностей России в регионе. Представляется, что в случае расширения государственной поддержки отечественного бизнеса его интерес к этому региону может обрести долговременный характер.

Растет понимание необходимости смешения центра тяжести эко­номического взаимодействия со странами региона в область научно­технического сотрудничества. Именно в сфере высоких технологий Россия наиболее конкурентоспособна. В апреле 2010 г. с Аргентиной был подписан пакет документов о сотрудничестве именно в этой об­ласти, в том числе предусмотрены миллиардные российские инвести­ции в передовые отрасли аргентинской промышленности.

Вместе с тем сохраняются и ограничители, нейтрализация кото­рых — одна из главных задач на латиноамериканском направлении. Во-первых, Россия пока не в полной мере использует такие перспектив­ные «площадки» для увеличения своего политического веса в регионе, как, например, инициированный в начале XXI в. Испанией и Турцией Альянс цивилизаций. На 3-м саммите этого объединения в мае 2010 г.

в Рио-де-Жанейро, на котором присутствовало немало президентов и глав правительств стран-участниц, с российской стороны был лишь специальный представитель МИД России, участие которого осталось практически незамеченным.

Во-вторых, требуется более активная и содержательная политика в отношении Бразилии, с которой Россия в 1997 г. подписала согла­шение о стратегическом партнерстве. Вместе с тем есть и позитивные сдвиги. В феврале 2013 г. был подписан ряд соглашений о сотрудни­честве в военно-технической области и, в частности, о закупке бра­зильской стороной нескольких видов российских вооружений. Более активно развивается взаимодействие в рамках группы БРИ КС.

В-третьих, сохраняется в целом слабая конкурентоспособность России по сравнению с государствами, предпринимающими усилия по наращиванию своих политических и экономических позиций в этом районе мира. Инвестиционные возможности нашей страны уступают и США, и Китаю, и ЕС.

Наконец, в-четвертых, не решена проблема вступления России в Межамериканский банк развития (МАБР) — второй по значимости региональный банк мира. Это существенно ослабляет позиции россий­ского бизнеса, фактически обрекая его на проигрыш крупных тенде­ров, спонсируемых МАБР.

* * *

В ближайшие десятилетия Латиноамериканский регион, и в пер­вую очередь его ведущие государства, в случае укрепления взаимо­действия и отказа от традиций соперничества способен окончатель­но преодолеть состояние периферийности. Заметно расширились перспективы превращения Латинской Америки в самостоятельный центр мира. В отличие от США и Западной Европы регион сумел без особых потерь преодолеть последствия мирового экономического кризиса начала второго десятилетия XXI в. Согласно оценкам ряда специалистов, в предстоящие десятилетия Латинская Америка, опи­раясь на громадный ресурсный и демографический потенциал, имеет все шансы занять в мировой табели о рангах более высокое место по сравнению с «нарождающимися рынками» Азии.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Новые игроки на латиноамериканском поле:

  1. 2.3. Новые политические партии на протестном партийно-политическом поле современной России
  2. Внерегиональные игроки на постсоветском пространстве: элементы «расширения демократии»
  3. Новые богачи и новые бедняки
  4. Новые нравы — новые требования
  5. 12.2. Латиноамериканская региональная интеграция
  6. Новое поле боя
  7. Мировая политика: политическая реальность и предметное поле дисциплины
  8. Латиноамериканское направление внешней политики России
  9. ЛАТИНОАМЕРИКАНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. Создание Организации латиноамериканских и карибских государств
  11. ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ: ПРЕДМЕТНОЕ ПОЛЕ
  12. Этапы становления российско-латиноамериканских отношений
  13. ЛАТИНОАМЕРИКАНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ