Международная система Среднего модерна

Принцип признания постепенно закрепляется в дипломатической практике и в международном праве. Признание формализуется, начи­нает отделяться от признания фактического. Своего рода поворотным моментом можно считать Венский конгресс 1815 г. и, шире, посленаполеоновскую реконструкцию. Они характеризовались острым конф­ликтом между принципами легитимизма и самоопределения, за ко­торыми угадываются формальное и фактическое признание. Впервые такой конфликт проявился уже в 1814 г., когда свободное самоопреде­ление Норвегии было пресечено великими державами, настоявшими на ее унии со Швецией.

Сам по себе принцип самоопределения был далеко не нов. Вест­фальский мир стал прецедентом признания самоконституировавшихся государств — Соединенных провинций Нидерландов и Швейцар­ского клятвенного сотоварищества — суверенными и полноправными участниками международной системы. Последующие прецеденты самоконституирования (самоопределения) государств в рамках меж­дународных систем были созданы США, республиками Латинской Америки, Бразильской империей. При рассмотрении распростране­ния данного принципа в Европе важно отметить два особых примера отступления от принципа легитимизма — Бельгия и Греция.

Прототипический характер бельгийского казуса проявился в слож­ном переплетении внешних и внутренних факторов формирования государства. Начало освободительной борьбы связано с событиями 25 августа 1830 г., когда после оперного представления сотни брюс­сельцев вышли на улицы. За этим последовал серьезный политический кризис, главными вехами которого стали предложения 1 сентября об административном разделении Соединенного королевства Нидерлан­дов, а затем бои на улицах Брюсселя 23-26 сентября 1830 года.

Новый этап открыл созыв 26 сентября Национального конгресса, 4 октября 1830 г. принявшего Декларацию независимости. На данном этапе существенную роль сыграла позиция Франции и Великобрита­нии, которые повлияли на принятие многих «внутренних» решений. Важнейшим событием стала Лондонская конференция 1830 г., 20 де­кабря объявившая Соединенное королевство Нидерландов распущен­ным. а через месяц признавшая независимость Бельгии.

Это открыло путь институциональному и конституционному стро­ительству нового государства. 7 февраля 1831 г. принята конституция, в которой конституционная монархия закрепляется как форма прав­ления Бельгии. Король избран 4 июня, 26 июня он вступил на трон. В этих условиях 2 августа 1831 г. Нидерланды начали военную опера­цию против Бельгии. Последовавшая десятидневная война была оста­новлена вмешательством Франции. Великие державы, и прежде всего Великобритания, принуждают Нидерланды к фактическому примире­нию с Бельгией. 14 октября 1831 г. между Бельгией и Нидерландами

был заключен Договор восьмидесяти статей, регулировавший практи­ческие отношения между ними, хотя Нидерландами Бельгия продол­жала оставаться непризнанной. Лондонская конвенция 21 мая 1833 г. и новый двусторонний договор, заключенный 18 ноября 1833 г. в Зонховене, стали этапами фактического признания Бельгии при формаль­ном отказе Нидерландов признавать ее независимость.

Лондонская конференция и подписание Лондонского договора 19 апреля 1839 г. завершили данный процесс. Бельгия была наконец признана Нидерландами.

Не менее прототипическим является греческий пример. Несмот­ря на то что освободительная экспедиция Александра Ипсиланти весной 1821 г. и последовавшее восстание в Греции вызвали негатив­ную реакцию Священного союза и лично Александра 1, новое грече­ское государство смогло закрепиться на Пелопоннесе. В январе 1822 г. в Эпидавре было созвано национальное собрание, принявшее «орга­нический статут», т.е. конституцию. В условиях противодействия летитимистского Священного союза греки вынуждены были провозгласить создание президентской республики.

Признание Великобританией в 1823 г. Греции в качестве воюющей державы способствовало успеху освободительной борьбы греков. В 1824 г. освобождаются Афины и Наварин. Серьезный удар гречес­кой республике нанесла экспедиция Мухаммеда Али. В этих условиях важную роль сыграли англо-русский протокол 182b г., трехсторонняя конвенция России, Великобритании и Франции, а также «протокол о бескорыстии». Наваринское морское сражение 1827 г.

и последовав­шие военные экспедиции России, Великобритании и Франции приве­ли к заключению в 1829 г. Андрианопольского мира. Окончательное признание независимости Греции произошло на Лондонской конфе­ренции 1830 года.

После Венского конгресса качественно повысился уровень органи­зованности международной системы. Стал реализовываться принцип мультилатерализма". Были созданы подобия постоянных режимов в виде «европейского концерта» или даже зародыши международных организаций — Священный союз с его системой конгрессов, постоян­ных консультаций и гарантий великих держав, например нейтралитета Швейцарии, последнего прямого продолжения средневекового пояса городов. Тем самым усиливалась роль международного права, что способс­твовало укреплению правовых порядков во внутренней политике стран.

Усиливалась суверенность и отдельных государств. Она не только формально признавалась международным правом и сообществом су-

веренов, но и гарантировалась великими державами. Однако эти га­рантии носили отпечаток прежних порядков. Нередко они выливались в прямое вмешательство великих держав и восстановление суверенно­сти власти силовым способом, как это было в случае с Неаполитанским королевством.

Главным достижением промежуточного периода модернизации стало быстрое и уверенное распространение принципов представительства.

Это важно

Во внутренней политике это привело к появлению систем представитель­ного правления, кабинетной системы, ответственного правительства. Во внешней политике развитие дипломатической службы, а также повышение регулярности и уровня содержательности дипломатических и консульских отношений также определенным образом укрепили принципы представи­тельности вообще и, что особенно показательно, принципы представления государствами и их органами как общих, так и частных интересов.

В конечном счете XIX столетие стало периодом появления целого поколения политик развития, которые можно охарактеризовать как политики освобождения (liberation policies), затрагивающие его различ­ные аспекты. Это и деколонизация Запада в сочетании, однако, с коло­низацией Западом, в том числе и неевропейским, не-Запада. При этом в качестве «колонизаторов» выступали осколки «старых режимов», а также старые империи.

Это и прочие формы эмансипации, включая предоставление изби­рательных и других прав все большему числу представителей «непро­свещенных классов» Это, наконец, расширение пространства духовной и культурной свободы (прежде всего современная наука с ее требовани­ями независимой критики и доказательности, соответствующие формы образования и т.п.) одновременно с ее углублением, что стало важней­шим фактором развития западного мира, а с ним и всего человечества.

В целом международная система, оформленная на Венском кон­грессе 1815 г., достаточно успешно функционировала на протяжении столетия. Благодаря этой системе удалось более или менее согласовать по принципу «европейского концерта» политики развития как евро­пейских держав, так и «деколонизовавшихся» субъектов за предела­ми Европы или на ее дальней периферии. Вместо прежней топорной «подгонки» суверенитета с помощью разного рода «войн за чье-то наследство» Священный союз ввел практику вмешательства в целях консолидации суверенитета — дальнюю предшественницу нынешних «развивающих» политик гуманитарной интервенции.

Корпоративные политики были интегрированы «внутрь» нацио­нальных политик, ост-индские компании национализированы, а меж­корпоративное соревнование перенесено в плоскость рыночных отно­шений, патронируемых государствами коллективно.

На исходе XIX в. империалистическая модель экстенсивной мо­дернизации за счет колонизации государствами своих «сред» — замор­ских ли «дикарей», собственных ли социальных периферий — и со­существования с этими «средами» по большей части исчерпала свои возможности. Внешние и внутренние колонии перестали быть прос­тым привеском для импорта ресурсов и экспорта проблем компактных наций-государств. Старые государства-попечители оказались перед необходимостью интенсивно осваивать уже экстенсивно включенные в государственные рамки немодернизованные периферии, переделать их из колоний в свои интегральные составляющие.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Международная система Среднего модерна:

  1. Международная система Зрелого модерна
  2. Международная система эпохи Раннего модерна
  3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ
  4. Как средние субсидируют посредственных — и «обувают» тех, кто выше среднего уровня
  5. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ
  6. Страны со средним уровнем дохода (выше среднего)
  7. Страны со средним уровнем дохода (ниже среднего)
  8. Глава 5. Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке
  9. 10.3. Международные организации и интеграция на Ближнем и Среднем Востоке
  10. «Осевое время» и концепция Модерна в мировой политике
  11. 4.4. Изнанка модерна и знаки будущего
  12. 4.3. Пределы модерна в горизонте прогностического дискурса
  13. Понятие «система международных отношений». Исторические типы систем международных отношений
  14. 28. Международное сотрудничество как фактор стабильности системы международных отношений.
  15. 7. Основные типы международных систем в социологии международных отношений.