Казус интеграции на постсоветском пространстве: факторы сближения и отталкивания

Экономическое взаимодействие стран СНГ также характеризуется противоречивым сочетанием интеграционных и дезинтеграционных процессов. Причем первые в основном сводятся к мероприятиям по институциональному оформлению сближения без стимулирования микроэкономических факторов.

Под региональной интеграцией предлагается понимать постепенное сближение национальных хозяйств нескольких стран с целью формиро­вания определенного качества экономического пространства. Эффек­тивное интегрирование достигается между странами на основе сращи­вания (прямого взаимодействия) предприятий, частных банков, торговых фирм и других субъектов микроэкономики.

Комплекс проблем экономического сближения-отталкивайия мо­жет быть рассмотрен через призму анализа эволюции межгосударст­венных экономических отношений.

С момента распада Союза ССР наряду с декларациями о воссоздании в той или иной форме общего экономического пространства националь­ные хозяйства стран Содружества, в частности наиболее сильных в эко­номическом смысле государств, стали развиваться дивергентно, в русле сознательного экономического обособления. Россия, формально призывая к сохранению кооперационных связей, судя по принимавшимся документам, сосредоточилась на радикальной экономической реформе без «груза союзных республик». Украинское руководство полагало, что, избавившись от спуда директивной политики союзного центра, Укра­ина сможет создать привлекательную в инвестиционном отношении экономическую модель. Беларусь и Казахстан, которые, между прочим, не стремились к экономической независимости в рамках Союза, после распада СССР тоже были вынуждены в срочном порядке выстраивать новую экономическую структуру. Так или иначе, с начала 1990-х годов каждая из бывших республик попыталась самостоятельно включиться в мирохозяйственные связи.

В 1990-х годах все члены Содружества столкнулись с резким па­дением ВВП. Основной причиной сжатия внутреннего продукта стал «процесс дезорганизации», кумулятивной фрагментации производ­ственных связей между предприятиями. Производственные цепочки, включавшие множество предприятий, распадались, после того как самые жизнеспособные из них с наступлением экономической либе­рализации получили возможность выстраивать торговые связи на сто­роне. Как следствие возникла виртуальная экономика, которой были свойственны неплатежи и бартер, сдерживавшие экономический ди­намизм, и которая разделила всех хозяйствующих субъектов на победи­телей и аутсайдеров, — ситуация, невозможная в условиях командной экономики. Новые условия выявляли изъяны менеджмента предпри­ятий, парализованных непривычностью ситуации, и порождали роко­вую череду просчетов и ошибок.

Изначально прозрачные границы способствовали развитию тесного и до­статочно эффективного трансграничного сотрудничества, которое со вре­менем стало основой для межгосударственных интеграционных инициатив. В первую очередь это касается российско-белорусских и российско-казах­станских отношений.

За период с 1991 по 2011 г. доля новых независимых государств во внешней торговле России сократилась с 54,6 до 14,9%. При этом взаимный товарооборот стран СНГ за первое десятилетие независи­мого существования значительно уменьшился — с 60 до 28,5%, в том числе в экспорте — с 71,8 до 20,2%, а в импорте — с 50,6 до 45,4%. Большинство стран постсоветского пространства направило усилия на переориентацию своих внешнеторговых связей. Активный поиск альтернатив внешнеэкономического сотрудничества стал следствием как неспособности молодых государств модернизировать экономику самостоятельно, так и отсутствия у России средств и воли, чтобы по­мочь им сделать это.

Сокращение взаимных связей наглядно выразилось в падении межстранового товарооборота. Только за первое десятилетие после роспуска СССР, с 1991 по 2001 г., объем взаимной торговли снизился с 138 млрд до 59 млрд долл., т.е. в 2,3 раза, а суммарный ВВП стран Со­дружества — примерно в два раза. Для России процесс хозяйственной дезорганизации в масштабах бывшего всесоюзного рынка подразуме­вал полную перестройку внешнеэкономических потоков.

Если в начале 1990-х годов во внешнеторговом обороте России доля госу­дарств СНГ составляла 60%, то в 2001 г. — уже 18%. При этом качественно изменился характер связей. Если ранее преобладала кооперация произ­водства, то к началу XXI в. — простой обмен товарами, который характерен для начальной формы развития внешней торговли. И это при том, что СССР был высокоинтегрированным пространством.

На разъединение также «работали»:

· формирование самостоятельных макроэкономических режимов суверенных постсоветских государств со своими налогово-бюд­жетными, валютными и таможенными механизмами;

· обнаружившаяся неравномерность распределения экономиче­ского потенциала, сглаживавшаяся согласованной политикой Госплана в годы существования Союза ССР.

Сложившаяся в эпоху СССР система вертикальных экономических связей до сих пор влияет на ориентацию внешнеторговых и производст­венных обменов новых независимых государств. Попытки нарушить эту логику были проведены в сфере экспорта энергоресурсов, когда при помощи США и Европейского Союза построили новые маршруты транспортировки углеводородов из Каспийского региона в обход тер­ритории России. Но это изменение не привело к активизации горизон­тальных экономических связей между государствами, включенными в «обходной» проект. Импортозамещающий характер экономик госу­дарств постсоветского пространства, основанный на использовании традиционных технологий, делал для них российские рынки едва ли не единственно возможными в плане торгового обмена. Однако, не­смотря на заложенную базу для сближения, для его реального наполне­ния делалось недостаточно. Эффективная интеграция экономических систем возможна только при условии их модернизации, выравнивания уровней экономического развития, взаимовыгодной целесообразности унификации процедур и практик.

Показатели экономического сотруд­ничества на пространстве СНГ не позволяли делать оптимистические выводы сточки зрения мировой конкурентоспособности группы. Доля партнеров России по Содружеству в мировом ВВП до сих пор состав­ляет чуть более 1 %, а в мировой торговле — 0,8%.

Вместе с тем можно определить несколько ключевых факторов экономической консолидации внутри СНГ. Во-первых, без коопера­ции с десятью государствами СНГ Россия может выпускать около 67% прежних объемов продукции, а другие страны—члены Содружества значительно меньше: Казахстан — 48%, Украина — до 33%, Белорус­сия — 16%, Азербайджан — 15%. Особенно значительны кооперацион­ные связи в машиностроении. Автозаводы в Запорожье, Луцке, Львове и Кременчуге (Украина) работают, используя поставку узлов и деталей из России (Ярославский моторостроительный завод). Основными по­требителями этих машин являются российские нефтяники, лесозаго­товители, строители. На Украине из российских комплектующих соби­раются автомобили «Волга», «Газель», УАЗ. Прочные кооперационные связи остались в судостроении, где Россия сотрудничает с предприяти­ями Украины, Белоруссии, Казахстана. В авиастроении — с предпри­ятиями Киргизии, Узбекистана, Казахстана, Белоруссии, Украины.

Во-вторых, неоспорим интегративный эффект взаимосвязей стран СНГ в поставках сырья. Россия поставляет в страны Содружества мно­гие виды сырья, особенно топливно-энергетические ресурсы. Кроме России, только Азербайджан, Туркменистан, Казахстан и Узбекистан могут полностью обеспечить свои потребности в топливе и энергии за счет собственного производства, а также экспортировать энерго­носители. Остальные члены СНГ завозят из России от 80 до 100% потребляемого топлива.

В-третьих, к сближению парадоксальным образом подталкивает и феномен «негативной селекции»: экономика государств СНГ слабо подготовлена к интеграции в рамках мирового хозяйства из-за некон­курентоспособной продукции своих производств. Товары, выпущенные на базе устаревших технологий, могут быть востребованы только на сво­ем рынке — рынке государств СНГ. В значительной степени сохранилась технологическая комплементарность национальных экономик, уна­следованная с советских времен, модернизация в ряде отраслей даже не начиналась.

В-четвертых, фактором облегчения экономического обмена вы­ступает эффективность транспортно-коммуникационных систем, которая в СССР была в несколько раз выше, чем в США и Китае. По железным дорогам перевозили половину всех грузов и четверть пасса­жиров общемирового объема. По территории СНГ проходит самый ко­роткий сухопутный и морской (через Северный Ледовитый океан) путь из Европы в Юго-Восточную Азию, где сегодня набирают силу и эко­номическую мощь страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

По мнению экспертов, пространство Содружества может получать большие прибыли от эксплуатации своих транспортно-коммуникаци­онных систем, осуществляя связь между странами Европы и странами АТР, Добавим к этому, что помимо сложившейся системы железнодо­рожных и морских путей СНГ имеет в пределах своей общей террито­рии Единую энергетическую систему, Единую систему газоснабжения, Единую водно-транспортную систему морей и рек европейской части бывшего пространства СССР.

В-пятых, интегрирующую роль играют схема миграционных пото­ков в СНГ, замкнутая на Россию, и объективно возникающий запрос на усиленное регулирование социально-экономических и трудовых отно­шений в связи с этим. Россия стала вторым по величине реципиентом трудовых мигрантов в мире. Большинство из них приезжают в Россию из стран СНГ. Например, поданным западных изданий, каждый третий мужчина в Молдавии или Таджикистана работает в России. Это дало ос­нование аналитикам сформулировать провокационный тезис: если и су­ществуют однозначно фиксируемые процессы экономической интегра­ции между странами СНГ и России при центральной роли последней, то они происходят на рынке труда. К началу 2010-х годов совокупный за­работок трудовых мигрантов из СНГ подошел к отметке в 10 млрд долл. Часть этих средств была репатриирована в страны происхождения, став фактором накопления капитала в соответствующих государствах.

Объективная особенность экономической конфигурации постсовет­ского пространства — очевидное доминирование России. На Российскую Федерацию приходится 72% совокупного регионального валового внутреннего продукта (в сопоставимых ценах), 76-77% нефте- и газо­добычи, 67-68% суммарного экспорта товаров и услуг (2010 г.).

Вместе с тем этот фактор не «конвертируется» автоматически в большую сплоченность пространства. Анализ товарооборота стран СНГ позволяет зафиксировать следующую тенденцию: чем больше страна обеспечена сырьевыми ресурсами, тем скорее она отходит от России и начинает переориентировать свою экономическую деятель­ность на дальнее зарубежье. Объединяют прежде всего высокие техно­логии. Если же теми или иными странами не достигнут определенный уровень технико-экономического развития, то их объединение не име­ет экономической основы. Страны, входящие в эти «объединения», вы­пускают низкотехнологичный продукт сходной номенклатуры. Вместо того чтобы взаимно дополнять друг друга, они, наоборот, ищут пути диверсификации потребителей своей продукции. Ведущие страны СНГ производят однотипные товары, причем в основе своей — сырьевые. Высокотехнологичную продукцию они приобретают в дальнем зарубежье. Отсюда — отсутствие экономической мотивации интеграции.

Вот почему роль России в развитии кооперационных процессов в СНГ высо­ка и продолжает расти. Ей принадлежит технологическое лидерство. Дан­ное обстоятельство предопределяет ее ведущую роль в стимулировании интеграционных процессов на постсоветском пространстве в дальнейшем.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Казус интеграции на постсоветском пространстве: факторы сближения и отталкивания:

  1. 5. Экономическая интеграция на постсоветском пространстве
  2. Социо-культурная интеграция на постсоветском пространстве
  3. Образ России в странах ближнего зарубежья как фактор конкурентоспособности российской политики на постсоветском пространстве
  4. Факторы сближения и факторы противодействия
  5. ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  6. Вопрос о конце «постсоветского» пространства
  7. РАЗВИТИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  8. ТЕМА 6. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  9. ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА НА ПОСТСОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ
  10. ПОСТСОВЕТСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  11. 15.1. Россия в постсоветском пространстве
  12. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  13. РФ-США на постсоветском пространстве
  14. КОНФЛИКТЫ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ