загрузка...

Инверсия фундаментальных ценностей: «свобода versus безопасность»

Изменения в иерархии ценностей особенно отчетливо проявляют­ся в согласии граждан пойти на ограничение своей свободы во имя обеспе­чения сооственной безопасности. Готовность людей «обменять» свободу на безопасность наблюдается сегодня и в Европе, и в Америке, притом что граждане последней всегда высоко ценили право на то, что описы­вается термином «privacy», т.е. правом на частную жизнь, не подконт­рольную государству или каким-то иным внешним силам. В «privacy» они видели гарантию личной свободы. Так было прежде. После 11 сен­тября 2001 г. ситуация изменилась.

Согласно опросу, проведенному в ноябре 2010 г. газетами USA To­day и GallupPoll, у 79% американцев не вызвало бы возмущения полное сканирование их тела в аэропорту, причем 57% респондентов заявили, что не испытали бы в связи с этим вообще никакого беспокойства. Согласно результатам того же опроса, 71% американцев заявили, что «утрата личной приватности» — вполне приемлемый «метод предот­вращения террористических актов».

Не исключено, что в будущем граждане США согласятся на новые ограничения своей свободы, поскольку они по-прежнему не чувству­ют себя в безопасности. Как выяснилось в ходе опроса, проведенного ABC News и Washington Post Poll в августе—сентябре 2010 г., лишь 48% американцев чувствовали себя в большей безопасности по сравнению с периодом до 11 сентября 2001 г., тогда как в 2003 г. таковых было 67%, а в 2008 г. — 62%. Получается, что на протяжении десяти лет десятки миллионов граждан США не покидает страх за свою жизнь, что откры­вает перед разными силами возможность целенаправленной игры на этом страхе.

Об изменении ценностных приоритетов, связанных с террористи­ческими угрозами, свидетельствуют и некоторые публикации извест­ных авторов. В 2007 г. вышла в свет книга Амитая Этциони, название которой говорит само за себя: «Security First» — «Безопасность превыше всего». Еще несколько лет назад демократия рассматривалась как выс­шая ценность, а ее распространение в мире — как миссия Америки. Те­перь на первое место выходит обеспечение собственной безопасности. «...Главная причина того, почему право на безопасность важнее всех остальных, заключается в том, — поясняет Этциони, — что все осталь­ные права зависят от защищенности жизни — в то время как право на безопасность не зависит сходным образом от любых других прав». Похоже, что Большой Брат, о котором писал Джордж Оруэлл и местом жительства которого Запад традиционно считал «коммунистические страны», получил «вид на жительство» в большинстве стран мира, и его позиции лишь укрепляются.

Если принять во внимание, что война с террором быстрых успехов не обещает (ибо то, что называют «терроризмом», имеет гораздо более глубокие корни, основания и причины, чем это обычно принято счи­тать) и что дать своим гражданам твердые гарантии безопасности без ограничения их свободы, по-видимому, не сможет ни одно государ­ство, то описанная выше ситуация будет сохраняться и в дальнейшем.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Инверсия фундаментальных ценностей: «свобода versus безопасность»:

  1. Пространство свободы, безопасности и правосудия
  2. «Дорожная карта» общего пространства свободы, безопасности и правосудия
  3. «Дорожная карта» по общему пространству свободы, безопасности и правосудия в отношениях ЕС-Россия
  4. 8.1.1. Достижение победы вследствие получения необходимой свободы движений или свободы действий— даже ценой материальных потерь
  5. Карл Шмитт "Бегемот versus Левиафан"
  6. Фаллическая инверсия
  7. Глава 8. Карл Шмитт "Бегемот versus Левиафан"
  8. 3.1. Механизмы инверсии в завершающей фазе вызова
  9. 8.1.3. Забота о свободе движений собственных действий и сковывание свободы движений противника
  10. 71. ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ
  11. Сила versus международное право: будущее традиционных альянсов и институтов