загрузка...

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ КОМПЛЕКСОВ В ЕВРОПЕ И ТИХООКЕАНСКОЙ АЗИИ

Тенденция к региональной межгосударственной интеграции, поро­дившая после окончания Второй мировой войны мощное интеграци­онное «ядро» в Западной Европе, подразумевала нарастание однород­ности характеристик интегрирующегося пространства на базе единства культурных символов, институциональной и правовой систем, а также экономического комплекса. Принцип гомогенизации был положен в основание концепции региональной интеграции в мире и определил направление и содержание интеграционных исследований в целом.

Впоследствии аналитики продолжали интуитивно отталкиваться от допущения о нормативности западноевропейской модели, В результате степень «интеграционное™» той или иной региональной версии опре­делялась путем соотнесения с достижениями ЕЭС/ЕС. При сравнении, как правило, использовались стандартные критерии: распространение наднационального принципа принятия решений и продвижение по «лестнице Бэлы Балаши» (см. гл. 8). Реже и преимущественно в эконо­мической литературе встречается такой индикатор, как доля внутрире­гиональной торговли в общем торговом обороте стран-членов.

Когда в СССР только создавалась школа интеграционных исследо­ваний, объектом ее изучения был и мог быть только один очаг интегра­ции — в Западной Европе. Однако сегодня интеграционные тенденции характерны для многих регионов мира. Лидеры и ученые в Западном полушарии и странах Азии широко и свободно применяют слово «ин­теграция» для описания реальных экономических и политических тен­денций, в которых участвуют их страны.

Термин «интеграция» прочно вошел в словарь российских политиков и политологов при обсуждении вопросов развития СНГ.

Разумеется, не везде и не всегда межгосударственное сотрудниче­ство правомерно называется интеграцией. В академическом сообще­стве продолжаются содержательные и весьма плодотворные дискуссии по поводу понятийных и критериальных аспектов ее интерпретации. Вместе с тем бесспорно, что в ряде регионов, прежде всего в зарубежной Европе, Восточной Азии, Северной и Южной Америке, сроки осуществления, масштабность программ интеграционного характера а также степень приверженности им местных лидеров и граждан не позволяют усомниться в том, что речь идет о реальных, но одновремен­но сложных политических, экономических, культурно-идеологиче­ских процессах, проблемах и результатах. К концу первого десятилетия XXI в. накоплен разнообразный эмпирический материал по развитию региональных очагов интеграции, который стимулирует серьезное ос­мысление опыта интеграционного развития на основе сравнительно­го выявления черт сходства и различий между ними и служит основой появления «сравнительной интеграции» как новой учебной и научной дисциплины.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ КОМПЛЕКСОВ В ЕВРОПЕ И ТИХООКЕАНСКОЙ АЗИИ:

  1. Структура интеграционного поля Тихоокеанской Азии
  2. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ВОСТОЧНОЙ АЗИИ И АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ
  3. ПОЛИТИКА РОССИИ ПО ПОДДЕРЖАНИЮ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ
  4. Региональный хозяйственный комплекс
  5. Специализация регионального хозяйственного комплекса
  6. Региональная структура межотраслевых комплексов и их товарных рынков
  7. 4.3. Теория образования региональных комплексов
  8. Эволюция концепции регионализации и понятие регионального комплекса.
  9. Экологическое измерение региональной политики стран Центральной Азии
  10. Эволюция региональной ситуации в Восточной Азии: старые и новые лидеры
  11. Перспектива региональной безопасности в странах Центральной Азии и Южного Кавказа
  12. 8.3. Международные региональные организации в современной Европе
  13. Глава 12. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ЖИЗНИ
  14. Тема «Правовая институционализация политических партий в современной России»