Информационное пространство

Новой сферой международных отношений стала борьба за раздел информационного пространства. До создания глобальной инфор­мационной сети понятие «информационная борьба» означало ис­ключительно ведение пропаганды через СМИ. Ситуация изменилась с появлением Интернета (Interconnected Networks) — глобальной теле­коммуникационной сети информационных и вычислительных ресур­сов. Эта система возникла в результате слияния трех сетей:

· американской экспериментальной сети ARPANET (Advanced Re­search Projects Agency Network);

· сети Научно-исследовательского фонда США (National Science Foundation Network — NSFNet);

· системы Всемирной паутины, разработанной Европейским со­ветом по ядерным исследованиям.

Технологический фундамент для функционирования этой сети был заложен в 1970-х годах. В то время был разработан принцип электрон­ных протоколов, на основе которого возникли первые электронные ус­луги — электронная почта и списки рассылки информации. В 1991 г. появилась основная услуга сети — Всемирная паутина (World Wide Web). Она упростила поиск информации и позволила обслуживать графические, видео- и аудиофайлы. В 1993 г. ведущие мировые СМИ начали использовать электронную сеть для размещения электронных версий своих изданий. На этой основе к 1997 г. окончательно сформи­ровалось понятие «Интернет», включающее в себя Всемирную паути­ну, услуги электронной почты, списки рассылки и услуг.

Это событие сделало технически решаемой проблему управления информационным пространством. Управление Интернетом означает установление контроля над ключевыми ресурсами (доменные имена, адреса, интернет-протоколы, система корневых серверов), контен­том, регистрационными операциями и системой присвоения доменов и адресов. В начале 1990-х годов возникли международное сообщество IETF (Internet Engineering Task Force) и международная профессиональ­ная организация ISOC (Internet Society). В 1998 г. ведущие функции пе­решли к международной некоммерческой организации ICANN (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers). Формально она независима

от государственных структур, хотя в ее создании участвовал Департа­мент торговли Соединенных Штатов.

В конце 1990-х годов компания ICANN подверглась реорганизации. Воз­никла дочерняя от нее организация IANA (Internet Assigned Numbers Authority), которая занимается управлением пространствами /Р-адресов, доменов верхнего уровня, типами данных MIME и параметрами протоколов Интернета. IANA делегирует свои полномочия по распределению IP-адре­сов региональным регистраторам. Появилась серия интернет-организаций P/R (Regional Internet Registry), занимающихся вопросами адресации и маршрутизации в Интернете и получающих свой статус от ICANN.

Такая система управления Интернетом привела к разногласиям между великими державами. Страны ЕС и США выступают за сохра­нение лидирующих позиций ICANN как автономной компании. КНР, страны Азиатско-Тихоокеанского региона и Африки требуют передать ICANN под контроль Международного союза электросвязи. Более гиб­кую позицию занимает Россия, сумевшая создать свой домен Интер­нета —Рунет.

Дискуссии о создании международно-правового режима управле­ния Интернетом начались во второй половине 1990-х годов41. В 1998— 2001 гг. была принята серия резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, которые постулировали необходимость начать разработку понятия «информационная безопасность» и учредить международные стандар­ты обеспечения безопасности глобальных информационных систем. Часть этих положений была зафиксирована в принятой на саммите «группы восьми» на Окинаве (2000) хартии «Глобального информаци­онного общества». 22 ноября 2002 г. последовала программная резолю­ция ГА ООН № 57/53, которая указала на недопустимость использо­вания информационно-телекоммуникационных технологий и средств для оказания негативного воздействия на инфраструктуру государств. В то время она была воспринята как косвенное осуждение политики США по подготовке военной операции в Ираке.

В начале XXI века на смену спорам о принципах осуществления информационной безопасности пришел вопрос о непосредственном управлении Интернетом. Дискуссии начались на Международном саммите 2003 г. по проблемам информационного общества в Женеве. Генеральному секретарю ООН было поручено организовать Рабочую группу по проблемам информационного общества для выработки оп­ределения термина «управление Интернетом» и подготовки отчета к Тунисскому саммиту 2005 г. 8 декабря 2003 г. последовала резолюция ГА ООН № 58/32 «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности». В соответствии с ней в 2004 г. была создана Группа правительственных экспертов для изучения комплекса вопросов информационной безопасности.

Доклад Рабочей группы (июнь 2005 г.) определил «управление Интернетом» как «разработку и применение правительствами, част­ным сектором и гражданским обществом, при выполнении ими сво­ей соответствующей роли, общих принципов, норм, правил, процедур принятия решений и программ, регулирующих эволюцию и примене­ние Интернета». Это определение подвергалось критике за неясность формулировок. Достичь конкретных результатов на Международном саммите по информационному обществу в Тунисе (ноябрь 2005 г.) не удалось.

В 2006-2009 гг. крупных подвижек в сфере управления Интернетом не было. Но в данный период возникла серия прецедентов по усилению государственного контроля над этой системой. В 2006 г. США приняли «Стратегию национальной безопасности в киберпространстве», в ко­торой было объявлено об усилении роли спутникового Интернета как наименее уязвимого для нападения террористов. В мае 2007 г. серве­ры Эстонии подверглись массированным хакерским атакам, в которых страны НАТО обвинили Россию. В июне 2008 г. в Швеции был принят закон об усилении контроля над поступающим из РФ интернет-трафи­ком. В том же 2008 г. КНР подтвердила свои требования убрать из Ин­тернета расширение Тайваня «tw» и заявила о возможности перехода на национальные IDN-домены. Эти события показали, что государства рассматривают возможность усиления национального регулирования Интернета.

Особый интерес заслуживает концепция проведения возмож­ных военных операций в киберпространстве. В Соединенных Штатах в 2006 г. была принята «Национальная стратегия борьбы с кибертер­роризмом». 19 сентября 2007 г. было объявлено о создании в составе ВВС США Киберкомандования (Air Force Cyber Command — AFCYBER), специального отдела министерства обороны, отвечающего за обеспе­чение военных действий в виртуальном пространстве и безопасности военных информационных систем. 23 июня 2009 г. приказ о его фор­мировании был подписан министром обороны США Робертом Гейт­сом. Повышение роли операций в киберпространстве предусмотрено также изданным 1 февраля 2010 г. «Четырехлетним обзором оборонной политики США». Закрепление этой тенденции подрывает единство мировой информационной сферы.

* * *

Борьба за передел «общих пространств» отражает фундамен­тальный сдвиг в структуре среды международной безопасности. Понимание пространства вышло за пределы «территориальной» геополитики XIX в. Помимо физико-географических территорий оно включает в себя перетоки информации, коммуникации, механизмы формирования общественного мнения, контроль над водными ре­сурсами. Но одновременно понимание пространства вышло также за пределы геоэкономических концепций конца XX в. В то время освоение «новых пространств» считалось фактором объединения государств перед лицом «новых вызовов». В XXI в. взаимодействие в рамках «общих пространств» предполагает не столько межгосу­дарственное сотрудничество в их освоении, сколько соперничество за принципы их раздела. Увеличение числа пространств порождает новые формы межгосударственных или даже транснациональных конфликтов. В этом смысле переход к «сферической» модели пара­доксальным образом возрождает теории «жесткой силы» и геополи­тического соперничества.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Информационное пространство:

  1. Способы и средства воздействия на информационное пространство.
  2. Общее информационное пространство?
  3. ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ ПОЛЯ И СИСТЕМЫ В ПРОСТРАНСТВЕ ПОЛИТИКИ
  4. 4.4. Формирование единого информационо-телекоммуникационного пространства
  5. Глава 4 Геополитическое измерение глобального информационного пространства
  6. Исторические формы информационно-коммуникационных пространств и полей
  7. ТЕМА 5. ГЕОПОЛИТИКА В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ: НОВЫЕ ВИРТУАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ В БОРЬБЕ ЗА ПРОСТРАНСТВО
  8. «МОДЕЛЬ ВОСПИТАНИЯ СПЕЦИАЛИСТА» КАК ИНСТРУМЕНТ ДИАГНОСТИКИ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА ВУЗОВ
  9. ФИЛОСОФИЯ ПРОСТРАНСТВА
  10. РОССИЯ И ПРОСТРАНСТВО
  11. Региональные информационные ресурсы
  12. II. Осознание пространства
  13. Отдел V. Пространство
  14. Глава 13. Политические пространства
  15. 3.1 Законы Большого Пространства
  16. 3.1 Законы Большого Пространства
  17. Составные части информационного противоборства