загрузка...

Характеристики современной великой державы

Категория «великая держава» возвращена в политологический лексикон после ее игнорирования большинством американских, за­падноевропейских и российских специалистов по международным отношениям (особенно либеральными теоретиками), а также демонс­тративного отторжения многими новыми малыми странами, в ос­новном образовавшимися после роспуска СССР и структур социа­листического блока. Судя по последним аналитическим разработкам ведущих американских политологов, при характеристике современ­ных ведущих мировых держав учитываются разные параметры. Как правило, авторы избегают давать четкие определения «современной великой державы». Многие в этом смысле используют термин «веду­щая мировая держава», опираясь на два показателя: экономический потенциал соответствующей страны (роль в мировой экономике) и способность оказывать преобразующее влияние на мировое разви­тие в разных сферах.

Под современной «великой державой» предлагается понимать госу­дарство,

1) сохраняющее очень высокую (или абсолютную) степень самостоя­тельности в проведении внутренней и внешней политики, демонстри­рующее волю к проведению такой политики;

2) не только обеспечивающее национальные интересы, но и оказыва­ющее существенное (в разной степени, вплоть до решающего) влия­ние на мировую и региональную политику и политику отдельных стран (мирорегулирующая деятельность);

3) обладающее всеми или значительной частью традиционных парамет­ров «великой державы» (территория, население, природные ресурсы, военный потенциал, экономический потенциал, интеллектуальный и культурный потенциал, научно-технический, иногда отдельно выде­ляется информационный потенциал);

4) имеющее исторический опыт, традицию и культуру участия в мировой политике в качестве решающего и/или активного игрока;

5) обладающее культурой думать глобально, хотеть и быть способным действовать глобально.

Последние две составляющие очень важны, так как великодержав­ность не может строиться только на военной и экономической мощи. На формирование великодержавной культуры требуется немало вре­мени. Россия сразу возникла как государство с глобальными по тем временам планами и амбициями, жила и действовала в рамках велико­державной культуры всю историю своего существования. Аналогичная историческая парадигма была избрана и Американским государством.

Интересно посмотреть, какими параметрами обладают пять наибо­лее часто упоминаемых великих держав и насколько они сопоставимы (табл. 16.1).

Таблица 16.1

Параметры ведущих мировых держав

Параметры великой державы США КНР Индия Бразилия Россия
Территория + +/- +/- + +
Природные ресурсы +/- - - + +
Демография +/- +/- +/- + -
Военный потенциал + +/- +/- - +
Экономика + +/- +/- +/- -/+
Передовые технологии + +/- +/- -/+ +/-



Окончание табл. 16.1
Параметры великой державы США КНР Индия Бразилия Россия
Наука и исследования + +/- -/+ -/+ -/+
Образование + - - - +
Культура + +/- +/- -/+ +
Традиция и культура думать и действовать глобально + -/+ - - +


Как видно, только Соединенные Штаты обладают в полном объеме параметрами великой державы, хотя происходит очень медленное сокращение разрыва между сверхдержавой и другими ведущими миро­выми державами по отдельным позициям. У Америки есть серьезные финансовые и социально-экономические проблемы, американская экономика начинает уступать китайской по отдельным показателям, В США имеются демографические проблемы, вызванные тем, что при росте населения в основном за счет афроамериканцев и иммигрантом (легальных, нелегальных и полулегально живущих в стране) усугубляются этнические проблемы. Растет недовольство средних белых аме­риканцев последствиями роста расходов государства на социальное обеспечение дотационных слоев населения, большинство из которых иммигранты.

Если говорить о мирорегулирующем потенциале, то Соединенные Штаты пока сохраняют мощный идеологический потенциал воздейст­вия на формирование основ мирового порядка и располагают очень большими материальными возможностями для реализации своих концепций и планов. По оценкам большинства американских политиком и специалистов по международным отношениям, несмотря на трудности, с которыми столкнулась Америка в XXI в., она сохранит доминирующее положение, и именно ее позиция будет оказывать решающее влияние на формирование основ порядка. Отмечается, что вряд ли по­явится какая-либо сила (в лице одной державы или группы держав), способная пошатнуть установившийся порядок.

У остальных ведущих мировых держав данные противоречивы.

Каждая из них может пойти как по пути выравнивания характеристик, так и по пути утраты имеющегося потенциала.

России были оставлены в наследство богатая научная школа, вы­сокотехнологичные разработки в отдельных областях (космос, ОПК, медицина), высокообразованное население и ряд других «активов», которые до сих пор делают ее моделью, например, для Индии, Китая, Бразилии. Однако «проживание» этого потенциала без движения впе­ред ведет к полной утрате позитивных характеристик. Сейчас Россия серьезно отстает не только от США, Японии и западноевропейских держав в развитии высоких и инновационных технологий, но и от Ки­тая, Индии, Бразилии по капиталовложениям и темпам наращивания научно-технологического потенциала.

Это важно

Однако в группе современных ведущих мировых держав Россия, хотя и ус­тупает каждой из них по тем или иным параметрам, тем не менее остается влиятельной страной, которую невозможно игнорировать. После Соеди­ненных Штатов Россия является самой активной страной в деле фор­мирования нового мирового порядка.

Индия и Китай, несмотря на бурный экономический рост, пока не могут до конца решить проблемы грамотности и образования насе­ления, бедности и необустроенности отдельных территорий, отстают от США и России по ядерному потенциалу. Остро стоит и проблема обеспечения энергоресурсами и другими природными ресурсами, не­достаточными для растущих запросов экономики и военного сектора. Сохраняется неопределенность в выборе формы и доли участия в ми­ровом регулировании.

Китай демонстрирует полную независимость во внешней и внут­ренней политике, не приемлет вмешательства в свои действия и жест­ко выступает против любого посягательства на свой суверенитет, но не демонстрирует такой же четкой и решительной позиции, когда речь идет о других странах или о конкретных проблемах. Китай поддержи­вал усилия других держав по укреплению режима нераспространения ОМП, участвуя в переговорах по ядерной программе КНДР, но в то же время не прекращал полностью оказывать помощь Северной Корее (нефть и продовольствие), считая опасными для ситуации на полуост­рове и для безопасности КН Р полный коллапс северокорейского режи­ма, а также возможное усиление военного присутствия США в регионе. В вопросе с иранской ядерной программой Китай имеет собственную позицию, обусловленную экономическими интересами (поставки нефти из Ирана), а также решением вопроса Тибета и Тайваня (позиция США по этим вопросам). В разрешении ситуаций в Пакистане и Афга­нистане Китай уклоняется от прямого вовлечения в решение существующих проблем, так как не желает усиления роли Соединенных Шта­тов в регионах Центральной Азии, Индийского океана и Персидского залива, опасается ответных действий транснациональных террористических групп. В решении ряда глобальных проблем (климат, бедность, эпидемии и т.д.) Китай настаивает на преобладании принципа «общей или разделенной, ответственности», когда высоко развитые страт должны, по его мнению, внести больший вклад в решение многих важных проблем мировой политики.

Китайские аналитики делают акцент на том, что Китай пока не сформулировал окончательной позиции по вопросу своего участия в глобальном регулировании, в решении глобальных проблем. По их оценкам, он не готов взять на себя роль глобального лидера как в одиночку, так и в биполярном структуре с Соединенными Штатами, которые его к этому довольно настойчиво склоняют.

Хотя в американской литературе часто высказываются опасении относительно неподконтрольного США «подъема Китая» и установления «Пекинского консенсуса», предлагается проводить стратегию сдерживания и одновременного вовлечения Китая в управляющие структуры, сценарий установления нового биполярного порядка видится проблематичным.

Индия выбрала пока путь «следования за США», что делает ее менее уязвимой перед КНР и Пакистаном. Вопросы глобального регулирования и порядка ее не очень волнуют. Индийские политические лидеры часто подчеркнуто демонстрируют нежелание занимать сильные позиции по вопросам глобальной политики, вовлекать страну в решение глобальных проблем, так как полагают, что Индия не готова к такой политике, ей нужно решить собственные внутренние проблемы, нако­пить достаточный потенциал. Во время событий в странах Арабского Востока они предпочли позицию выжидания, по определению индий­ских экспертов, «остались отсиживаться за забором». Также одной из причин того, что Индия медлит с активным участием в строительстве нового мирового порядка, называется отсутствие институциональной базы для идейного обеспечения более масштабной политики, для стра­тегического планирования. Указывается на то, что «мозговые» центры Индии малочисленны и равны по количеству сотрудников экспертным структурам Венгрии.

Таким образом, на обозримую перспективу Индия останется с двойственной характеристикой: растущей великой державой, в силу масштабного роста экономического и военного потенциала, и развива­ющейся страной из-за существующих внутренних проблем (безграмот­ность, бедность, нехватка природных ресурсов).

Бразилия — самая «молодая» на поприще глобальной политики, у нее отсутствуют исторически сложившаяся культура и традиция действовать глобально. Она добилась немалых успехов в развитии эконо­мики, пытается сказать свое независимое слово в «группе двадцати» и НТО, активно участвует в политике группы БРИ КС, имеет большую территорию и богатые природные ресурсы, но пока серьезно отстает по военному и научному потенциалам, образованию и другим парамет­рам. Важно отметить, что США не заинтересованы в повышении миро­вого статуса Бразилии, так как они не хотят ослабления американского влияния на Латинскую Америку в целом, что может произойти по мере увеличения регионального влияния Бразилии и Аргентины.

Бразилия действует на трех важных направлениях: на североамери­канском, где приходится учитывать политику США в странах Латин­ской Америки, в том числе по созданию всеамериканской системы; в своей подсистеме, где Бразилия пытается реализовывать региональ­ные интеграционные планы, усиливать свои региональные позиции; и на глобальном уровне. Бразильские политологи указывают на то, что внешняя политика Бразилии может характеризоваться как стремление к автономии и, добиваясь этого, она прошла три этапа: «автономия че­рез дистанцирование», «автономия через участие» и «автономия через диверсификацию» партнеров, прежде всего в развивающемся мире. Можно сказать, что к диверсификации склоняются все так называемые растущие державы.

По оценкам американских политологов, Бразилия не станет вели­кой державой в этом веке, а у Индии есть небольшой шанс стать тако­вой к 2050 году.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Характеристики современной великой державы:

  1. Великие мировые державы и великие региональные державы: США, Китай, Япония, Россия
  2. ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПОДСИСТЕМЫ
  3. Геополитическая характеристика современного Китая
  4. Современные школы менеджмента: общая характеристика
  5. 3. Характеристики современного этапа управления персоналом
  6. 3. Характеристика современного сельского хозяйства России
  7. Характеристика геополитической структуры современного мира
  8. Современные школы менеджмента: общая характеристика
  9. Характеристика некоторых глобальных проблем современности
  10. 7.4. Современный тип денежной системы, ее характеристика