Факторы изменений на энергетических рынках

Мы являемся свидетелями революционных изменений в мировой энергетике. Причина этих процессов — отнюдь не развитие добычи штнцевых углеводородов.

Это важно

Речь идет о системных изменениях технологических основ современной энергетики. Эта часть мировой экономики стоит на пороге энергетической революции, в основе которой лежит начавшийся переход от индустриаль­ной энергетики к постиндустриальной.

Если индустриальная энергетика базировалась на сжигании ископаемого топлива, транспортируемого на большие расстояния, на по­треблении больших объемов энергии, то энергетика постиндустриальная основана на энергии возобновляемых источников энергии (атомной), децентрализации источников и потребителей, эффективном использовании сравнительно небольших потоков энергии. Основные направ­ления энергетической революции — повсеместное распространение технологий энергосбережения, интеграция энергетики в техносферу, распространение ВИЗ, децентрализация энергетики, создание «умных сетей» и энергоинформационных систем, появление таких проектов, как «энергоэффективный дом» и «энергоэффективный город».

Современное развитие мировой энергетики происходит, таким об­разом, под влиянием двух процессов — быстрого роста индустриальной энергетики (и потребления ископаемого топлива) в развивающихся странах и постепенного перехода развитых стран к постиндустриаль­ной энергетике. Одним из ключевых в развитии энергетики является экологический фактор. В рамках международных экологических со­глашений (Киотский протокол и посткиотские договоренности), на­ционального экологического законодательства создаются правовые и экономические механизмы, направленные главным образом на стиму­лирование процесса перехода к энергетике нового типа.

Лидером роста индустриальной энергетики является Азия. В сто­имостном выражении импорт топлива в четыре азиатских стра­ны с 50% суммарного ввоза США и ЕС в 2000 г. увеличился до 70% (табл. 15.1). Можно сравнить с суммарным показателем США и ЕС только Китай и Индию. Тогда рост окажется еще более резким: с 14% в 2000 г. до 34% в 2010 г.

В настоящее время доля Китая — около 8% мирового импорта нефти, а в мировом росте спроса на этот товар с 2000 г. — порядка 30%. По расчетам Кембриджской ассоциации энергетических исследований (СЕКЛ), на всю развивающуюся Азию в течение следующих 15 лет придется половина совокупного прироста потребления нефти. До 2035 г. азиатски? страны обеспечат 65% прироста мирового спроса на все первичные энергетические ресурсы (ПЭР), причем Китай и Индия — свыше половины. В развивающихся странах в целом за 2000-е годы потребление энергии выросло на 66%, в то время как в развитых странах — только на 5%. Эти разнонаправленные тенденции сказались и на рынках основных энергетических товаров.

Таблица 15 I Импорт топлива отдельными странами в 2000—2010 гг., млрд долл., %

* Ввоз в страны ЕС-27 из других стран.

Источник: International Trade Statistics 2011. Geneva: WTO, 2012. P. 76.

В нефтяной отрасли в 2000-х годах главной тенденцией был быст­рый рост спроса в развивающихся странах при спаде нефтепотреблении в развитых. В условиях истощения месторождений с благоприятны, ми условиями добычи это стало предпосылкой быстрого роста цен на нефть. В условиях финансового кризиса Китай стал одним из немногих драйверов спроса, сделав немалый вклад в снижение волатильности на нефтегазовых рынках.

Ценовая волатильность нефтяного рынка — имманентно присущая этому рынку черта (рис. 15.1). Проблема кроется в масштабе ценовых колебаний и их причинах. Характерная особенность последнего време­ни — резкий рост неэкономических факторов изменения цен нефти. Яркий пример — события на Ближнем Востоке и в Северной Африке, Не столь уж масштабные потери ресурсов в масштабах мирового рынка нефти привели к неадекватно резкому скачку цен, имевшему ярко вы­раженный спекулятивный характер.

Рис. І5.1. Цены на нефть (1861-2012)

Источники: BP Statistical Review, Bloomberg.

В послекризисные годы претерпевает существенные изменения и рынок газа. В ближайшие годы сохранится ситуация высокой конкурен­ции между продавцами газа на основных рынках. Газовый рынок в сред­несрочной перспективе станет «рынком покупателя» с высокой конку­рентной борьбой поставщиков. Наращивание доказанных запасов газа, диверсификация поставок в связи с выходом на полную мощность ком­плекса проектов по сжиженному природному газу (СПГ), благоприят­ные прогнозы по «нетрадиционному» газу (прежде всего в США) вкупе с действиями по повышению конкуренции в последние несколько лет сделали газ более доступным ресурсом для потребителей. По прогнозу оольшинства экспертов, в 2015 г. (а по некоторым оценкам — в 2020 г.) произойдет восстановление и рост цен на газ вследствие усиления дав­ления со стороны спроса. В частности, Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует 40%-ный рост спроса на газ в ближайшие годы в мире и поступательный рост цен в ближайшие несколько лет с превышением спроса над предложением в 2020 году.

Общая оценка государств-потребителей сводится к тому, что газ является топливом, доминирующим лишь в период перехода к «возоб­новляемому» энергобалансу, поскольку с технологической точки зре­ния является идеальным балансиром для альтернативных источников

энергии. По оценкам российских экспертов, газ должен стать доминирующим топливом в энергетике в следующем инвестиционном цикле как наиболее дешевый и доступный ресурс.

Газовая генерация становится новым лидером энергетики — вы­игрывает в конкуренции с другими источниками (атомной, угольной, ВИЭ) как наиболее дешевый ресурс, эффективный и гибкий с тех­нологической точки зрения. Газовая генерация сейчас выгоднее по цене, чем угольная, атомная и возобновляемая в основных мировых центрах рынков: ЕС, США и Китае, где традиционно уголь считался наиболее выгодным энергоресурсом. Газовое топливо может заменить значительную часть нефти в транспортном секторе. За последнее де­сятилетие число транспортных средств на газе в мире выросло с 1,3 до 11,4 млн, а число стран, использующих сжиженный газ в транспорт­ном секторе, удвоилось.

Уголь сохранил позиции в балансе как «замыкающий» ресурс, по­скольку обеспечивает устойчивость ресурсного портфеля от рыноч­ных колебаний (уголь — один из самых стабильных ресурсов по цене). Доля угольной генерации будет снижаться в мировом топливно-энер­гетическом балансе (ТЭБ) в долгосрочной перспективе, с появлением других балансирующих ресурсов, более привлекательных с точки зре­ния их воздействия на окружающую среду.

В угольной отрасли контраст между развитыми и развивающими­ся странами был наиболее ярким.

В 2000-2009 гг. 92,5%-ный прирост мирового потребления угля произошел за счет Китая. При этом важно иметь в виду еще одно обстоятельство: значительная доля мирового прироста энергопотребления в XXI в. пришлась на Китай, а в самом Китае — преимущественно на увеличение добычи угля. Ее прирост за 2000-2011 гг. составил гигантскую величину — 2,3 млрд т. Иначе го­воря, немалая часть минерального топлива, потребляемого в мировой экономике, миновала поступления в международную торговлю, тем самым был уменьшен спрос — и, возможно, недооценены все товары топливной группы.

Это важно

Наиболее заметным признаком постиндустриального развития стало бур­ное развитие возобновляемой энергетики (ВЭ — приливная, геотермаль­ная, солнечная, ветряная, гидроэнергетика). Возобновляемая энергетика с ее инновационными технологиями превратилась в одну из наиболее мощно развиваемых отраслей мировой экономики.

В 2010 г. впервые всемирная суммарная установленная мощность ветряных турбин, заводов биотоплива, электростанции на сжигаемых

отходах и солнечных электростанции достигла ЗН1 ГВт, превысив общую мощность ядерных электростанций, равную 375 ГВт. Из 55 ГВт новых мощностей, которые были введены в ЕС в 2010 г., 22,7 ГВт пришлись на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Говоря о будущем раз­витии энергетики, стоит упомянуть, что Европа готова избрать путь развития, основанный на ВИЭ и на иной, чем сейчас, архитектуре жергосистем. Так, согласно последнему стратегическому сценарию Еврокомиссии — «Дорожной карте по энергетике до 2050 г.» — доля ВИЭ в конечном потреблении к 2050 г. определена на уровне 75%, а в электрогенерации — 97 %.

Технологии, которые вступят в стадию массового использования в следующие 10 лет, связаны с крупными информационными система­ми — имплементацией различных моделей smart grid («умных сетей»); новых материалов в строительстве, внедрением различных устройств I генерации на возобновляемых ресурсах, развитием систем накопления и дистрибуции энергии в различных масштабах. Так называемые умные сети обеспечивают возможность интеграции возобновляемых источников энергии в уже существующие энергосистемы; в сфере передачи электроэнергии — восстановление сетей после аварий; в сфере потребления — управление пиками использования электроэнергии. Вопрос имплементации SmartGrid, по мнению экспертов, уже не столько техни­ческий, сколько управленческий — создание оптимальной бизнес-модели и схемы управления энергетической системой. Комплекс технологий «умных сетей» — всегда уникальная технологическая конфигурация.

Экономика возобновляемой энергетики кардинально отличается от экономики традиционной генерации, поэтому провести экономические сравнения невозможно. Так, сроки окупаемости проектов ВИЭ лежат за пределами любых экономических циклов (составляют около 30 лет по разным видам генерации, хотя быстро сокращаются). Поэтому вложения в ВИЭ являются инвестициями в будущее, соответственно могут быть произведены преимущественно за счет государства.

В странах, являющихся импортерами ресурсов, паритет возобновляемой и традиционной генерации может быть достигнут в течение ближайших 10 лет или, скорее, в случае изменения экологического законодательства. Госу­дарства, обладающие доступными и относительно дешевыми традиционны­ми ресурсами, в числе которых Россия, в ближайшие 10—15 лет вряд ли смогут достигнуть такого паритета.

Технологический переход в энергетике возможен только при нали­чии сильной политической воли. Как показывают экономические рас­четы, в «рыночной» энергетике преимущества получают наиболее дешевые и доступные на сегодняшний день ресурсы — газ, уголь и нефть, Частные инвестиции в генерацию идут в проекты с коротким сроком возврата инвестиций, что фактически закрепляет существующий энер­гобаланс. Пример принятых в ряде стран государственных решений по реструктуризации ресурсного портфеля показывает необходимость внедрения экономических стимулов для участников рынков. Как правило, эти решения в краткосрочной перспективе не являются эффек­тивными ни с точки зрения экономики системы, ни с точки зрения ре­гулирования. Выгоду же для потребителей в долгосрочной перспективе еще только предстоит оценить.

Мировой финансовый кризис, так и не завершившийся в еврозоне, вносит свои коррективы в ранее казавшуюся гладкой шкалу распределения энергетических укладов: развитые страны (зона ОЭСР) — поп индустриальная энергетика; развивающиеся страны — традиционная углеводородная (индустриальная) энергетика. В проведенном в конце 2012 г. компанией Ernst & Young глобальном исследовании «Индексы привлекательности стран с точки зрения инвестиций в возобновля­емую энергетику» (Country Attractiveness Indices Report) представлен об­зор изменений в секторе чистой энергетики в 2012 году. Был проведен анализ привлекательности рынков ВИЭ, энергетической инфраструк­туры и приемлемости отдельных технологий в 40 странах. Результаты развития этого сектора в отдельных странах неоднозначны. Был сделан вывод о том, что возобновляемая энергетика может получить бурное развитие в Азии, Африке и на Востоке, а в Европе зачахнуть. В 2012 г. Китай остался на верхней строчке в рейтинге АН Renewables Index (ARI) частично благодаря принятию более высоких целей в области развития солнечной энергетики для решения проблемы избыточного предложе­ния солнечных панелей в стране и снижения неблагоприятного влия­ния протекционистских мер со стороны США и ЕС.

В отличие от Китая другие страны поменяли свои позиции: в треть­ем квартале 2012 г. США уступили второе место Германии в рейтинге ARI вследствие озабоченности относительно расширения ключевых инициатив в области ВИЭ и доступности дешевого природного газа. Эти факторы, вероятно, по-прежнему будут замедлять рост показате­лей США в секторе в краткосрочной и среднесрочной перспективах, особенно в секторе ветроэнергетики.

2012 год стал трудным и для Индии, где в июле произошли серьез­ные сбои в энергоснабжении. Это дало основание считать, что привле­ченных государством частных инвестиций в проекты по модернизации энергетической инфраструктуры недостаточно, а также что масштабные реформы энергетической системы могут негативно сказываться на объемах инвестиций в сфере возооновляемой энергетики.

Главная причина сложившейся ситуации — в инвестициях. В стра­нах ЕС продолжается кризис, и это может вынудить их правительства «ократить финансирование развития ВЭ. Деньги понадобятся для реше­ния более насущных проблем. В долларовой зоне тоже не все благопо­лучно. Ветряная энергетика в США бурно развивалась благодаря гран­ям и кредитным гарантиям со стороны американского правительства. Сейчас срок действия этих механизмов стимулирования истек.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Факторы изменений на энергетических рынках:

  1. Неопределенность — ведущий современный тренд на энергетических рынках
  2. Изменения на мировых газовых рынках.
  3. Роль энергетического фактора в международных отношениях
  4. Факторы проявления и изменения корпоративной культуры
  5. 2.2. Изменение спроса на факторы производства и доходов в долгосрочном периоде
  6. Социальные факторы политических изменений в переходных обществах
  7. 2.1. Изменение спроса на факторы производства и доходов в краткосрочном периоде
  8. Европейская энергетическая хартия и Договор к Энергетической хартии.
  9. СТРАТИФИКАЦИЯ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ КАК ФАКТОР ИЗМЕНЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ВУЗОВ
  10. § 1. Экономика спроса. Цена и неценовые факторы изменения покупательского спроса
  11. Риски на быстрорастущих рынках
  12. Стратегии для конкуренции на международных рынках
  13. 8.5. Заемная деятельность РФ на внутреннем и внешнем рынках
  14. 27. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ ФИРМЫ НА РЫНКАХ СОВЕРШЕННОЙ И НЕСОВЕРШЕННОЙ КОНКУРЕНЦИИ
  15. СТРАТЕГИИ ДЕЙСТВИЙ НА ВРАЖДЕБНЫХ И НАХОДЯЩИХСЯ В СТАДИИ СПАДА РЫНКАХ
  16. Создание условий для роста на находящихся на стадии спада рынках
  17. 13.4. Валютная интервенция на внешних валютных рынках. Стерилизация. Паритет покупательной способности
  18. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
  19. Эволюция энергетической политики ЕС
  20. Причинами расширения масштабов функционирования ТНК (транснациональ-ная корпорация) на международных рынках являются…(укажите не менее двух вариантов отве-та)