загрузка...

Эволюция и современное лицо трудовой мобильности

Трудовая мобильность — явление не новое. В период колонизации Северной и Южной Америки более полумиллиона испанцев и порту­гальцев и около 700 тыс. британских подданных отправились в заоке­анские колонии. В общей сложности с 1821 по 1915 г. из Европы уеха­ло около 44 млн человек. Параллельно в XV—XIX вв. в качестве рабов насильно было переправлено через Атлантику 11-12 млн африканцев. В период между 1842 и 1900 гг. около 2,3 млн китайцев и 1,3 млн индий­цев работали по контракту в Юго-Восточной Азии, Африке и Северной Америке.

Основными причинами в тот период были перенаселенность и рас­тущая нехватка средств существования в условиях дробления крестьян­ских земельных наделов. Подавляющая часть населения жила в сель­ской местности. В случае сильных неурожаев наступал массовый голод. В начале 80-х годов XIX в. из-за падения цен на европейскую пшеницу произошла широкомасштабная эмиграция в США крестьян из Италии и стран Восточной Европы. В период максимальной интенсивности миграции в XIX в. за десять лет эмигрантами стали 14% населения Ир­ландии, каждый десятый норвежец и 7% населения Швеции и Великобритании. Были и другие причины массовой эмиграции, например религиозная несовместимость. По этой причине за первые полтора десятилетия XX в. из России в Америку эмигрировали 1,5 млн евреев.

Позднее выталкивающий эффект перенаселенности деревни под влиянием растущего спроса на рабочую силу в промышленных европейских городах стал постепенно ослабевать. Миграция европейцев за океан уступила место переселению из менее развитых стран Азии, Латинской Америки и Африки, где усилилось перенаселение деревни, а индустриализация еще не началась.

Сложились и более благоприятные материальные условия для отъезда за рубеж. Во-первых, средний уровень доходов в развивающихся странах повысился, позволяя накопить деньги на дальний переезд. Во-вторых, резко снизилась стоимость международных переездов и международ­ной коммуникации. В период с 1970 по 2000 г. цена воздушного путе­шествия через Атлантический океан снизилась на 3/5 исходного тарифа, н стоимость трехминутного телефонного разговора между Австралией и Великобританией упала примерно с 350 долл, в 1926 г. до 0,65 долл, в 2000 году. С развитием интернет-телефонии она снизилась фактически то нуля. Эти тенденции сделали переезд и обустройство в отдаленных местах назначения более легкими, чем когда бы то ни было прежде.

Во второй половине XX в. стали преобладать потоки миграции из развивающихся стран Юга в развитые страны Севера. Но одновремен­но часть трудовых мигрантов перемещается между самими развива­ющимися странами. Сохраняется значительная миграция между разви­тыми странами. Эмигранты из стран ОЭСР перемещаются в основном внутри самой этой группы: в Британию, Германию, Италию, США, Польшу, Южную Корею. Более того, некоторая часть мигрантов из развитых стран перемещается в развивающиеся страны.

Основой демографического поведения людей, как и всех живых ор­ганизмов, является общебиологический закон борьбы за выживание и продолжение рода. Чем меньше шансов на выживание потомства, тем выше рождаемость у того или иного вида фауны. Компенсация высо­кой смертности повышенной рождаемостью присуща и человеческой популяции: чем беднее общество, тем выше детская смертность и тем больше рождаемость. По мере улучшения материальных условий жизни убывает потребность в высокой рождаемости, отмирают освящающие ее традиции, религиозные и идеологические каноны.

В промышленно развитых странах младенческая смертность мини­мальна, хорошо развита пенсионная система, собственные дети пере­стали быть тем экономическим преимуществом, каким они являются для родителей в традиционных обществах. В развитых странах младенческая смертность на тысячу рожденных детей в 1995-2000 гг. составля­ла в среднем 6,55 ребенка, в 2000-2005 гг. — 5,57, в 2005-2010 гг. — 5,15, В развивающихся странах в те же периоды эти показатели составили соответственно 63,13; 57,44 и 52,456. Пока такая тенденция и соотно­шение сохраняются, хотя есть сдвиг в сторону снижения. В силу отя^ гошенности демографического поведения обычаями и другими соци­ально-психологическими факторами рождаемость в развивающихся странах еще долго останется на прежнем уровне.

Лишь через два-три поколения родители убеждаются, что смертность их детей в раннем возрасте остается стабильно низкой и они могут ограни­читься меньшим числом рожденных детей. В течение переходного периода устоявшийся баланс между средней нормой рождаемости и средней нор мой смертности существенно нарушается: уровень рождаемости намного превосходит уровень смертности, и население растет беспрецедентными темпами. При этом изменяется возрастная структура населения.

Трудоспособная когорта увеличивается тем раньше и тем больше, чем выше исходный средний уровень благосостояния населения и, сле­довательно, чем ниже норма смертности. Это убедительно подтверждает демографическая статистика. В Европе и Северной Америке, где поду шевые доходы достаточно высоки, послевоенный беби бум уменьшил изначально высокую долю трудоспособных. Но, опустившись до мини­мума к середине 1960-х годов, она закономерно стала нарастать и к на­чалу 2010 г. достигла пика. Потом численность этой когорты пойдет на убыль под воздействием, с одной стороны, быстрого роста пожилых людей, а с другой — низкой рождаемости и потому слабого пополнения трудоспособного населения.

После Второй мировой войны Азия повторила европейскую кривую, но с большим прогибом в 1960—1970-х годах и, соответственно, с более крутым подъемом волны прироста трудоспособного населения, пик ко­торой ожидается к началу 2020-х годов, после чего начнется ее медленное снижение. Такой замедленный спад будет обусловлен главным образом более высокой по сравнению с Европой рождаемостью и, следовательно, продолжающимся пополнением трудоспособной когорты. В результате после 2020-х годов доля трудоспособных в общей массе жителей Азии станет все более превосходить аналогичную долю в Европе и Северной Америке. У Латинской Америки возрастная структура населения раз­вивалась в целом по той же траектории, но с заметным отставанием по уровню. Пик волны ожидается во второй половине 2020-х годов, после чего начнется еще более замедленный ее спад. Очень низкий уровень жизни населения Африки и самая высокая норма рождаемости существснно видоизменили кривую роста доли местного трудоспособного населения. Беби бум затянулся на Желтом континенте до начала 1980-х го­їти. да и позднее норма рождаемости оставалась высокой, сдерживая рост доли трудоспособных. В Африке эта доля достигнет пика лишь во второй половине нынешнего столетия.

Находясь в разных фазах демографического перехода, экономиче­ски передовые и отстающие страны располагают разным потенциалом трудовых ресурсов. Первые в нынешнем десятилетии вступают в пе­риод их нарастающей нехватки. Вторые будут испытывать их нараста­ющий избыток. При этом быстро развивающиеся новые индустриаль­ные страны (прежде всего в Азии) со временем перейдут из категории трудоизбыточных стран в категорию трудодефицитных (табл. 10.1).

Если прогнозы демографов оправдаются, то к середине текущего Вголетия количество потенциальных трудовых эмигрантов в нынешних трудоизбыточных странах может превысить потребности сегодняшних трудодефицитньїх стран на 256 млн человек.

Глобального «перепроизводства» избыточной рабочей силы, скорее всего, не произойдет, поскольку в иностранных трудовых ресурсах все более нуж­даются и богатые развивающиеся экономики.

В них требуется все больше работников для выполнения тяжелой работы в тех отраслях, куда не идут местные неквалифицированные кадры. На такую работу охотно нанимаются палестинцы в Израиле, индонезийцы в Малайзии, боливийцы в Аргентине. В 2010 г. иммиг­ранты составили 27,8% населения Саудовской Аравии, 36,4% — Бру­нея, 45,9% — Иордании, 68,8% — Кувейта и 86,5% — населения Ката­ра. Правда, часть этих иммигрантов — просто беженцы, но их доля не превышает в среднем 7,6%8.

По мере повышения уровня социально­экономического развития продвинутых стран третьего мира туда будут направляться все ббльшие потоки трудовых мигрантов.
Таблица 10.1

Прогноз изменений на мировом рынке трудовых ресурсов в 2005-2050 гг., млн человек

2005=

2010

2010=

2020

2020=

2030

2030=

2040

2040=

2050

Всего
Регионы потенциального спроса на трудовых мигрантов
Общая масса трудоспособных 35 -9 -74 -76 -92 -216
Задная Европа -3 -14 -19 -17 -14 -67
Восточная Азия (страны с вы­сокими доходами) 0 -5 -9 -10 -9 -33



Окончание табл. 10.1
2005=

2010

2010—

2020

2020­=

2030

2030­=

2040

2040­=

2050

Всего
Северная Америка 4 -1 -4 -3 -5 -9
Восточная, Центральная Евро­па и Центральная Азия 7 -2 -5 -9 -13 -22
Китай 27 13 -37 -37 -51 -85
Регионы потенциального предложения трудящихся
Трудоспособные в возрасте 15—39 лет 111 185 126 96 52 570
Восточная Азия (страны с низ­кими доходами) 11 13 0 -5 -8 11
Латинская Америка и Карибы 12 15 6 0 -5 28
Ближний Восток и Северная Африка 14 13 6 9 3 45
Южная Азия (без Индии) 17 28 19 15 10 89
Индия 26 44 18 -2 -17 69
Африка южнее Сахары 31 72 78 79 69 329

Источник: The World Bank. Shaping the Future. Washington, 2009. P. 54.


Нельзя не учитывать сравнительно новое явление, изменяющее конфигурацию мирового рынка труда и тормозящее эмиграцию трудя­щихся, — офшорный аутсорсинг зарубежного труда.

Речь идет об использовании иностранных работников для выполнения определенных хозяйственных функций в стране их пребывания по пору­чению зарубежной компании. Такие функции, появившиеся в последние десятилетия XX в. в условиях информационной революции и значитель­ного снижения коммуникационных издержек, весьма разнообразны: от производства различных полупродуктов или сборки готовых изделий до розничных продаж.

В таких случаях не работник переезжает в другую страну, чтобы найти работу или оптимизировать ее оплату, а предприниматель пере­носит за границу часть своего бизнеса в поисках более дешевых трудо­вых ресурсов.

Такая офшоризация бизнеса особенно широко развита в тех отрас­лях, где возможна вертикальная производственная кооперация. ТНК с вертикальной внутрифирменной цепочкой операций внедряются в те страны, где есть трудовые ресурсы, по уровню своей квалификации соответствующие технологической сложности изготовляемого изделия, но менее дорогие, чем в стране пребывания головной ком­пании. По данным Industry Week Census on Manufacturing, 54,9% аме­риканских компаний используют аутсорсинг в производстве и 43,8% в обслуживании машин и оборудования. Вполне естественно, что большая часть филиалов, действующих в высокотехнологичных от­раслях промышленности, дислоцируется в странах ЕС, Канаде, Япо­нии Южной Корее. Менее сложные промежуточные или сборочные операции выносятся в Китай, Малайзию, страны ЦВЕ и другие реги­оны, где средний уровень квалификации кадров пока недостаточно мысок.

Ярким примером может служить производство куклы Барби. Ее проектирует компания Mattel в Калифорнии, США. На Тайване путем переработки нефти в этанол готовят пластиковые шарики — исходный продукт для отливки кор­пуса куклы. Нейлоновые волосы Барби делают в Японии, а хлопковые ткани для ее одежды — в Китае. Сборка Барби осуществляется в Индонезии и Ма­лайзии. Наконец, для тестирования качества готовые куклы возвращаются в Калифорнию и уже оттуда распределяются для продажи по всему миру.

Масштабы офшоризации производства, сбыта и послесбытового об­служивания неуклонно растут. По оценкам международной консалтинговой компании McKinsey Global Institute, только с 2003 по 2008 г. и лишь и сфере услуг корпорации развитых стран учредили за рубежом 4,1 млн рабочих мест, а в ближайшие 30 лет только американские корпорации будут создавать от 200 до 300 тыс. новых зарубежных вакансий. Разуме­ется, для этого нужны иностранные кадры, имеющие соответствующее образование и квалификацию. Среди стран, располагающих такими тру­довыми ресурсами, работающими на основе аутсорсинга, ведущие места занимают Индия, Мексика, Бразилия, Украина, Аргентина, Индонезия, Китай, Россия, Белоруссия, Филиппины, Египет. Особенно активно это практикуется в Индии. Стоимость услуг индийских инженеров, занятых по аутсорсингу, в середине предыдущего десятилетия ежегодно росла на 30—35%.

На первый взгляд это не имеет отношения к международной миграции трудовых ресурсов, поскольку сами эти ресурсы не перетекают за грани­цу. Но оттого что «заграница» сама приходит к ним, ощутимо уменьшаются международные перетоки трудовых мигрантов. Страны, создающие зару­бежные офшоры, теряют часть своих рабочих мест, что негативно сказы­вается на уровне национальной безработицы, тогда как страны, принима­ющие такие офшоры, получают дополнительные вакансии и сокращение безработицы.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Эволюция и современное лицо трудовой мобильности:

  1. Взаимосвязь глобальной трудовой мобильности и мировой экономики
  2. Социальные аспекты и социальные последствия международной трудовой мобильности
  3. Вопрос №17 Современные принципы кооперативного движения: их эволюция, зарождение, современное состояние
  4. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЭВОЛЮЦИИ СОВРЕМЕННОЙ МИРОСИСТЕМЫ
  5. 13.1. ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЖЕНЩИН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
  6. Современная практика мотивации труда и трудовые отношения
  7. Статья 198. Лицо, участвующее в деле о банкротстве субъектов естественных монополий
  8. Мобильные телефоны
  9. Трудовые ресурсы, персонал и трудовой потенциал организации
  10. 2.1. Случай низкой мобильности капитала
  11. 2.2. Случай высокой мобильности капитала
  12. Социальная мобильность и маргиналы
  13. Социальная мобильность и декомпозиция
  14. Переплетение, мобильность и взаимозаменяемость экономических ресурсов
  15. 1. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ПРИ НИЗКОЙ МОБИЛЬНОСТИ КАПИТАЛА
  16. 2. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ПРИ ВЫСОКОЙ МОБИЛЬНОСТИ КАПИТАЛА
  17. Основные этапы эволюции управления персоналом. Особенности современного этапа в развитии управления персоналом
  18. 14.2. Последствия трудовой миграции. Регулирование международной трудовой миграции