Эволюция региональной ситуации в Восточной Азии: старые и новые лидеры

На протяжении 1990-х годов в качестве источника направляющих экономических тенденций в регионе выступала Япония, действовавшая в союзе с США. За счет создания в Восточной Азии сети предприятий, завязанных на крупные японские предприятия и воспроизводящих по своей структуре капиталистические отношения особого, японского типа, самим японским политическим кругам удалось, по мнению аме­риканских исследователей, «законсервировать» ситуацию и внутри стра­ны, отсрочив почти на десятилетие необходимость внутренних реформ.

С экономической точки зрения в регионе была создана иерархи­чески структурированная экспортно ориентированная модель, кото­рая оказалась не просто уязвимой перед лицом кризисов 1997-1998 гг. и частично 2008-2010 гг., но и сама в какой-то мере генерировала их. Япония экспортировала в новые индустриальные страны (НИС) (Син­гапур, Южную Корею, Тайвань) не только капитал, но и технологии, которые не были уже наиболее передовыми для японской экономики, но могли быть успешно применены в странах с более низким техноло­гическим уровнем. Страны НИС, в свою очередь добившись на основе японской технологической «подпитки» выхода на новый виток разви­тия, затем стали передавать заимствованные из Японии, но уже хоро­шо освоенные ими несложные технологии в группу «азиатских тигров второй волны» (Таиланд, Малайзия, Филиппины), а те — в Индонезию и прибрежные регионы Китая. Такая «цепочка» получила в литературе название «строй летящих гусей».

Экспорт готовой продукции осуществлялся в страны Запада, в зна­чительной мере — в США. Кроме того, на протяжении 1990-х годов Япония была основным государством, оказывающим экономическую помощь странам региона на двусторонней основе. Она также выступа­ла в качестве абсолютного лидера по уровню прямых иностранных ин­вестиций (особенно в Сингапур, Таиланд, Малайзию и Индонезию), а японские специалисты в 1980-1990-х годах оказывали значительную консультационную помощь странам АСЕАН в разработке экономиче­ских программ развития, что вполне устраивало малых и средних ре­гиональных игроков.

Сложился процесс так называемой реальной интеграции, охва­тывающий основную часть региона. Его особенность состояла в том, что процесс интеграции развивался быстрее, чем складывались его формальные институционально-правовые формы. Преференциальные хозяйственные связи развивались активнее, чем создавались органы и организации для управления ими. Институциональная сторона ин­теграционных процессов «запаздывала».

В конце 1990-х годов данная система подверглась серьезным испы­таниям. Финансовый кризис 1997—1998 гг. подорвал экономические позиции Японии в регионе. К началу XXI в. регионализация перестала выполнять функцию страховочного звена для японских корпораций, которые до этого предпочитали выносить свои производства за преде­лы Японии, а не вовлекаться в реформирование внутренней экономи­ческой системы.

Свою роль в трансформации региональной ситуации сыграло и определенное самоустранение США, в том числе в экономическом плане, отдел региона в период администрации Дж, Буша-младшего. Упор на двусторонний формат отношений в ущерб многосторонним и активное применение силы во внешней политике США привели к разногласиям даже в среде традиционных американских союзников в регионе.

Это важно

Китай перестал быть одним из звеньев экономической цепочки, выстроен­ной Японией. Постепенно КНР выдвинулась на позиции нового экономиче­ского центра силы и стала мешать японскому экономическому доминиро­ванию, нарушив «вертикально структурированную модель регионального развития. «Строй летящих гусей» сбился.

Можно говорить о превращении Китая в одино из основных тор­говых центров Восточной Азии. За период 1990-х годов стратегия Ки­тая в регионе и отношение к нему претерпели довольно существенные изменения. Отказавшись от поддержки левых антиправительственных движений в странах Юго-Восточной Азии, к середине 1990-х годов Китай перестал восприниматься в регионе как революционная сила. Впервые его стали считать выгодным экономическим партнером как для юго-восточноазиатских стран, так и для США и Японии.

Тогда же Китай сосредоточился на создании «пояса добрососедства». Это озна­чало, что взаимодействие со средними и малыми странами региона стало для него приоритетным. На имидж Китая позитивно повлияла финан­совая помощь, оказанная им странам Юго-Восточной Азии в период кризиса 1997-1998 годов. В результате отношение к Китаю эволюцио­нировало от недоверия к видению КНР как достойного партнера. Ки­тайское руководство приложило к этому немало усилий, идеологически подкрепив свои практические действия идеей гармоничного развития, которая, в отличие от концепции «мирного возвышения», оказалась го­раздо более привлекательной для окружения Китая.

Углублению экономических связей Китая и стран Восточной Азии способствовали международные тенденции. На протяжении 1990-х годов Китай улучшал отношения со всеми странами Юго-Восточной Азии и АСЕАН. Первый официальный контакт с Ассоциацией был установлен в 1991 году. В 1996 г. Китай получил статус партнера АСЕАН по диалогу. В 2002 г. было заключено соглашение о зоне свободной торговли Китай—АСЕАН, а в 2003 г. Китай присоединился к Договору о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии. В том же году была подписана Совместная декларация КНР и АСЕАН о стратегическом партнерстве. Установление дипломатических отношений с Южной Кореей в 1992 г. создало дополнительные условия для последующего значительного расширения экономических связей, в результате всего лишь спустя десятилетие Южная Корея вышла на пятое место по объ­ему прямых иностранных инвестиций в Китае.

В 2000-х годах Китай включился в многосторонние форматы со­трудничества в регионе и даже выдвинул ряд собственных экономи­ческих инициатив, включая создание форума Боао (азиатского ана­лога Всемирного экономического форума в Давосе). Позднее Пекин выдвинул проекты оказания массированной экономической помощи странам Юго-Восточной Азии в период кризиса 2008-2010 годов. На форуме Боао в 2009 г. Китай предложил сформировать Фонд инвести­ционного сотрудничества Китай—АСЕАН в размере 10 млрд долл. В целях совместной борьбы с кризисом и финансирования основных дву­сторонних инвестиционных проектов. Реализация этих проектов была направлена в первую очередь на повышение взаимосвязанности стран АСЕАН и Китая. Речь шла о добыче ресурсов, энергетике, коммуника­циях, расширении сети регионального и субрегионального транспорта, связывающей страны Ассоциации с Китаем.

Экономическое проникновение Китая в регион происходило так­же и за счет развития отношений с режимами, с которыми западные контрагенты не хотели или не могли иметь дело по идеологическим со­ображениям. Китайская сторона продемонстрировала особый подход к северокорейскому вопросу, суть которого заключается в попытках усилить экономическую зависимость КНДР от Китая и не допустить полной изоляции Северной Кореи.

Кроме того, Китай добивался укрепления своих позиций и в эко­номических отношениях с Мьянмой. В 2009 г. китайская и мьянман­ская стороны заключили меморандум о взаимопонимании, оформив­ший договоренность о строительстве нефте- и газопровода из Мьянмы в Китай. Практическая реализация проекта была возложена на Ки­тайскую национальную нефтегазовую корпорацию и мьянманское министерство энергетики. Согласно достигнутой договоренности, трубопроводы должны протянуться на 1100 км от западного побережья Мьянмы до города Кунмин, административного центра китайской провинции Юньнань. По трубопроводам планируется транспортиро­вать нефть и газ в КН Р из ближневосточных и африканских государств, а также газ из самой Мьянмы. Данный инфраструктурный проект при­зван снизить зависимость Китая от транспортировки названных видов природных ресурсов через Малаккский пролив. Китай также проявля­ет активность в Камбодже и Лаосе, где с китайским участием осущест­вляются железнодорожные проекты, нацеленные на включение всего региона в единую инфраструктурную сеть, связанную с КНР и по сути представляющую собой сеть транспортного обеспечения Китая.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Эволюция региональной ситуации в Восточной Азии: старые и новые лидеры:

  1. Становление «треугольных» отношений СССР—США—КНР и ситуация в Восточной Азии в конце 1970-х годов
  2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И КУЛЬТУР В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: СТАРЫЕ ПРОБЛЕМЫ, НОВЫЕ ВЫЗОВЫ
  3. Глава 3. Международные отношения в Восточной Азии
  4. 7.6. Восточная Европа: новые геополитические реальности
  5. ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  6. Отношение России со странами юго-восточной азии
  7. Отношения России со странами Юго-Восточной и Южной Азии
  8. 9.1. Формирование мирового центра в Восточной Азии
  9. ТЕМА 14. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В БОЛЬШОЙ ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  10. Новая политика СССР в Восточном Азии
  11. Падение колониальной системы в Юго-Восточной Азии
  12. Россия и страны Юго-Восточной Азии
  13. Отношения России со странами Юго-Восточной Азии