Энергетический аспект международных отношений на пространстве СНГ

Каспийские углеводороды шельфа и территории прибрежных го­сударств стали предметом активного международного торга с середины 1990-х годов. Разделенное до 1991 г. между СССР и Ираном Каспийское море долгое время оставалось, по сути, закрытым для освоения, и его ре­сурсы разрабатывались весьма ограниченно. После распада СССР наи­большие выгоды от возросшего внимания к каспийским углеводородам извлек Азербайджан. Подписанный в 1993 г. «контракт века», который открыл для крупнейших международных нефтяных компаний доступ к месторождениям на азербайджанской части каспийского шельфа, ка­зался залогом успешного экономического развития страны.

Грузия стремилась наиболее выгодно реализовать свой «транзит­ный потенциал», настаивая на экспорте каспийских углеводородов через грузинские земли в Турцию в обход территории России по но­вым маршрутам, в первую очередь по нефтепроводу Баку—Тбили­си—Джейхан. США демонстрировали крайнюю заинтересованность в проекте этого нефтепровода, поскольку сохранение контроля России над поступлением энергоресурсов из региона Каспия рассматривается в США как фактор, негативно влияющий на глобальную энергетиче­скую безопасность. Россия, напротив, не желала появления обходного экспортного маршрута и новых конкурентов.

Стремясь укрепить позиции сторонников расширения сферы экономической независимости от России, западные страны помогли в 1997 г. оформиться новой организации ряда стран Черноморско-Каспийского пояса. Так появи­лась ГУАМ, задуманная как организация государств—экспортеров каспий­ских энергоресурсов и стран, через которые проходили главные транзитные артерии транспортировки нефти и газа из России и соседних с ней восточных и южных стран в западном направлении. В новую организацию вошли Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия. В 1999 г. к этой структуре примкнул на время Узбекистан, остававшийся ее членом до 2005 года.

Молодые государства стремились использовать свой экспортный и транзитный потенциал для того, чтобы усилить свои позиции на ре­гиональной арене и по возможности повысить геополитический ста­тус. Есть основания полагать, что регулярно происходящие с середины 2000-х годов «газотранзитные кризисы» между Россией, с одной сторо­ны, и Украиной и Белоруссией — с другой имеют в основе стремление Киева и Минска привлечь к себе международное внимание, подчерк­нуть в глазах стран ЕС свою геополитическую значимость и, наконец, вынудить Запад предоставить Украине и Белоруссии заемные средства и инвестиции с целью модернизации украинской и белорусской га­зотранспортных сетей.

Тем не менее бурная политическая полемика в связи с «кризисами» негативно влияет на отношения России с ЕС, провоцирует между ними разногласия, извлечь дивиденды из которых стараются транзитные страны.

Во многом в ответ на действия Украины и Белоруссии в связи с «газовыми кризисами» российская дипломатия с середины 2000-х го­дов стала активно проводить политику диверсификации экспортных маршрутов. Ее цель — найти обходные пути доставки энергоносителей на Запад, минуя украинские и белорусские территории.

Новым фактором развития энерготранспортной проблематики на постсоветском пространстве стало активное вовлечение Китая в сы­рьевой сегмент экономики стран Центральной Азии. Строительство новых трубопроводов из Центральной Азии в Китай существенно по­влияло на политический расклад в регионе. Появление в лице Китая крупного импортера энергоносителей сократило возможности россий­ского экономического давления на центральноазиатские страны.

Это важно

Энерготранспортный фактор оказывает существенное влияние и на форми­рование еще одного аспекта международных отношений на пространстве СНГ: борьбы за утверждение своей способности к независимости действий в региональной политике по отношению как к России, так и к соседним ма­лым и средним государствам. В этом контексте обладание собственными энергоресурсами или транзитным потенциалом служит дополнительным экономическим или политическим козырем.

Энергетическая тематика, присутствующая в современных между­народных отношениях, во многом определяет рамку объектно-субъект­ного соотношения на постсоветском пространстве. С одной стороны, обладание ресурсными и транзитными возможностями позволяет го­сударствам по периметру новых границ России постоянно находиться в фокусе внимания крупнейших мировых игроков. С другой — конъюн­ктура мирового кризиса отчасти стала «работать» на понижение между­народного значения молодых государств, поскольку активизировались попытки импортеров энергоносителей сократить их потребление.

Стремление к повышению энергоэффективности, поиск новых источников энергии намечает в долгосрочной перспективе тенденцию к уменьшению «энергосырьевой ценности» постсоветского пространства для импортеров газа и нефти, в первую очередь в Европе. Появле­ние у России и стран Центральной Азии «восточного вектора» экспорта энергоносителей укрепляет внешние поступления в бюджеты богатых сырьем стран, однако дестимулирует попытки модернизации молодых государств в западном понимании этого слова.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Энергетический аспект международных отношений на пространстве СНГ:

  1. 7. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ПРОСТРАНСТВЕ СНГ
  2. ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  3. Роль энергетического фактора в международных отношениях
  4. 42. Биполярность и мультиполярность системы международных отношений в аспекте поддержания международной безопасности и стабильности.
  5. СНГ в системе международных отношении
  6. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  7. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  8. РАЗВИТИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  9. ТЕМА 6. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  10. Раздел III. Российская Федерация и другие страны СНГ в современных международных отношениях
  11. ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ РЕГИОНАЛЬНОГО ИЗМЕРЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  12. Региональные аспекты энергетической дипломатии: интересы основных акторов
  13. СНГ: некоторые институционально-правовые аспекты
  14. Аспект пространства
  15. Региональные организации на пространстве СНГ
  16. Какая из этих организаций сформировалась вне пространства СНГ?
  17. Какая из этих организаций сформировалась вне пространства СНГ?