Демографо-миграционные факторы этнокультурной разнородности мира

В настоящее время число людей, живущих за пределами стран свое­го происхождения или гражданства, составляет более 3% населения планеты. Почти половина из них — из менее развитых стран (МРС). Заметим, что Россия, обладающая сухопутными границами огромной протяженности (более 20 тыс. км), сталкивается с особо серьезным вызовом в этой сфере. В качестве одного из факторов называется постоян­но растущее влияние «выталкивающих сил предложения» (supply-push forces) в противоположность маятниково меняющимся — «притягива­ющим силам спроса» (demand-pull forces). Россия, давно испытыва­ющая потребность в притоке дешевой рабочей силы из постсоветских МРС (в какой-то мере аналогию здесь можно провести с новыми индустриальными странами (НИС) Юго-Восточной Азии, привлекаю­щими рабочую силу из соседних МРС — Филиппин и Таиланда), так же, как и все они, не сумела за эти годы выработать четких законов, регулирующих эту миграцию.

Если для США и Канады иммиграция всегда была частью их повседневной жизни, то государства Западной Европы, начав испы­тывать нужду в рабочих руках для бурно развивающейся экономики, стали поощрять массовую иммиграцию лишь с середины 1950-х годов.

Значительная часть миграционных потоков, текущих на Запад и на Се­вер, в первую очередь в страны Евросоюза, приходится на государства исламского мира, откуда приезжают люди, исповедующие другую религию, отличающиеся более высокой религиозностью и иные в куль­турном отношении. Это предопределило появление серьезных проблем в дальнейшем, причем именно религиозный фактор, как считают многие европейцы, сыграл в этом ведущую роль.

Автор фундаментальной работы о мусульманских иммигрантах на Западе Кристофер Колдуэлл писал: «Европейская терпимость к другим культурам была искренней, особенно среди элит, но даже они не предвидели, что подобная терпимость будет означать появление, уко­ренение и устойчивое распространение иностранной религии на евро­пейской земле». Таким образом, заключает автор, Европа сама посеяла семена угрозы — межрелигиозного разлада, как внутреннего, так и международного (!). Европейские державы имели длительную исто­рию противоборства с исламским миром, обостренного колониализмом. Именно этот исторический фон сделал столь легким распространение в Европе антиисламских настроений, когда для этого уже в наше время появились и другие причины.

В настоящее время численность мусульманской оощины в ЕС со­ставляет более 20 млн человек, в том числе более 5 млн во Франции (пре­имущественно арабы), примерно 4 млн в Германии (преимущественно турки), 2 млн в Великобритании (преимущественно пакистанцы и бен­гальцы). В одном только Лондоне постоянно проживает более 1 млн мусульман, или восьмая часть его населения. Прирост населения среди мусульман значительно выше, чем у немусульман, и, по разным прогно­зам, уже в третьей четверти этого века в составе населения Европейского Союза будут преобладать мусульмане.

Конечно, никто не знает, какими они сами станут к тому времени, да и какую эволюцию претерпят отно­шения между Западом и исламским миром (хотя «многовековое военное противостояние Запада и ислама вряд ли уменьшится»).

Зарубежная Европа выработала несколько основных моделей отношений с иммигрантскими общинами. Это французская модель ассимиляции, согласно которой иммигранты должны полностью воспринять культуру большинства; британская модель мультикультурализма, согласно ко­торой иммигрантам предоставляется право сохранять свою культуру, лишь уважая закон; а также ныне уже ушедшая в прошлое германская модель гастарбайтерства, предполагавшая, что большинство иммигрантов в перс­пективе покинут страну.

Ни одна из моделей интеграции мигрантов не помогла преодолеть симптомы опасного разлома, наметившегося в отношениях между ос­новной частью населения и мусульманскими общинами Запада (в пер­вую очередь ЕС) и являющегося в значительной мере выражением име­ющихся противоречий между Западом и исламским миром.

В результате массовой миграции в ЕС миллионы мусульман начи­нают жить в секулярных государствах, где преобладающей конфессией является христианство, а они оказываются в любом случае меньшин­ством — конфессиональным, а иногда и вообще верующим. Пробле­му адаптации осложняет одно существенное обстоятельство. Ислам исторически утверждался как религия большинства, в нем не зало­жен инструмент приспособления мусульманской уммы к роли группы меньшинства. Отчасти поэтому европейские мусульмане формируют транснациональную и, как гротескно выразился известный француз­ский исламовед Оливье Руа, «воображаемую умму».

Формирование этой новой псевдоуммы с характерной для нее осо­бой идентичностью О. Руа считает проявлением детерриториализации ислама. По его мнению, «новая община может быть чисто идеальной (не имеющей других связей помимо веры), основываться на традиционных групповых связях (сохраняя эндогамные отношения с семьями, остающимися в стране происхождения), но она всегда действует как реконструкция».

Парадоксально, что новые мухаджиры (добровольно или вынужденно пе­реселившиеся) зачастую приходят к выводу, что они могут свободнее ис­поведовать ислам в немусульманской стране, в которую они перебрались жить, чем на своей родине, поскольку царящие там порядки и нравы не представляются чисто исламскими.

Однако вряд ли можно считать позитивное отношение к Западу тезисом, одинаково разделяемым фундаменталистами и либералами. Есть и хиджра — возвращение в страны мусульманского мира, хотя ими правят лидеры, порицаемые как радикалами-фундаменталистами, так и либералами (одними за одно, другими за другое, но и теми и дру­гими за авторитаризм и диктаторство). Не все исламские лидеры пола­гают, будто на Западе можно создать исламскую среду, а в исламском мире нельзя.

<< | >>
Источник: Под ред. Шаклеиной Т. А., Байкова А. А.. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. 2013

Еще по теме Демографо-миграционные факторы этнокультурной разнородности мира:

  1. Этнокультурные эффекты глобальных миграционных потоков
  2. ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНАЯ РАЗНОРОДНОСТЬ И АНКЛАВИЗАЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ ОБЩЕСТВ
  3. Карьерные факторы современного мира
  4. 6. ЕКОНОМІСТ-ДЕМОГРАФ
  5. Демография
  6. Индивидуализм и демография
  7. Демография: Юг смеется последним
  8. 5.2 Русский национализм. Этническая демография и Империя
  9. 5.2 Русский национализм. Этническая демография и Империя
  10. 2. Россия в мировых миграционных потоках
  11. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ ДЕМОГРАФИИ И ДИНАМИКИ НАСЕЛЕНИЯ МИР.
  12. Контроль за движением миграционных потоков