загрузка...

Кому мешает флот, или Отчего все революционеры так не любят русские боевые корабли

Мятеж не может кончиться удачей — в противном случае его зовут иначе

Джон Харрингтон, английский поэт

Представьте себе ситуацию: идет борьба за чемпионство страны по футболу. Претендуют на победу несколько команд, но главных конкурентов двое. И вдруг в одном из клубов разгорается скандал: прямо накануне решающих матчей команда изгоняет тренера, а игроки начинают громкое выяснение отношений. Оно заканчивается массовой дракой в раздевалке, в ходе которой наиболее ценным футболистам наносятся серьезнейшие травмы. В итоге к началу сражения за первое место команда приходит ослабленная и с треском проигрывает все матчи второй половины чемпионата, занимая не первое, а предпоследнее место. Кому выгодно такое развитие событий? В самой команде практически никому, зато другие клубы, получившие возможность занять первые строчки в турнирной таблице, очень даже в выигрыше. Кто еще? Один игрок из разваленного коллектива, кто сознательно внедрил лживую информацию, ведущую к конфликту, и нарочно обвинил тренера и ключевых игроков в неблаговидных поступках. На его банковский счет от «неизвестного доброжелателя» легла кругленькая сумма, которую он никогда не мог бы заработать, честно играя за свою команду. Такое разве невозможно? Возможно. А теперь представьте себе, что на кону не золотые медали чемпионата страны или мира по футболу, а доминирование на планете Контроль над ресурсами, над странами и континентами, фактическое написание истории человечества и определение путей его развития. И благодаря сваре и внутренней смуте в одном государстве на первые позиции выходит другое. Неужели никому из опытных политиков никогда не придет в голову самим организовать ослабление конкурента под видом случайно возникших внутренних разборок? Неужели умные мужи будут только добросовестно конкурировать с противниками в мирное время и честно воевать с ними в военное? А ведь известно, что в политике хороши все средства, которые приводят к победе. Только обычно все это политическое грязное белье относят почему-то на самый нижний уровень — подкуп избирателей, лоббирование интересов, создание искусственных проблем конкурентам. На самом верху политической пирамиды — там, где властвуют геополитические интересы, если верить историкам, — одни «святые франциски» и «матери терезы». Но в таком утверждении нет логики. Наоборот, чем ценнее приз, тем активнее будут применять все недозволенные методы в стремлении его заполучить Нравится нам или нет, но это именно так. Значит, уничтожение противника путем его внутреннего ослабления является одним из основных методов геополитической конкуренции

Именно поэтому любая революция всегда радостно приветствуется геополитическими соперниками страны, где она происходит. И в 99 % случаев революционеры обязательно связаны с врагами своей родины, получая от них помощь деньгами, оружием, дипломатией или советами. В оставшемся 1 % внешние силы подключаются на этапе развития стихийного бунта, который случается крайне редко, но все же бывает Задача внешних сил — направлять своих агентов внутри новой революционной власти на те действия, которые будут ослаблять охваченную беспорядками страну

А теперь спросите себя: кто в «команде» другой державы будет представлять для вас, руководителя другой «команды», главную опасность?

• Элита — умные, знающие и те, кому известно, за что идет борьба

• Та часть элиты, которая непосредственно участвует в борьбе, — сотрудники спецслужб, тайные финансисты, военные.

• Имеющие отношение к сфере, в которой страна наиболее уязвима, в которой противник может получить в свои руки тот самый ларец с «иглой Кощея»

Вот этих «игроков» команды противника нужно во время смуты выводить из строя первыми. Желательно на тот свет — так надежнее. Никто ведь не знает, насколько крепкую и долгую кашу удалось заварить на территории геополитического конкурента Поэтому кровавое развитие событий революции всегда выгодно внешним силам. В безжалостной вакханалии перемелются не только военная мощь и экономика, но и вполне конкретные, опасные для других стран личности. А некоторых можно переманить к себе под предлогом их защиты от революционеров. Выходит, для страны революция — это трагедия с гибелью людей, для ее врагов — распродажа мозгов, территорий и достижений.

Теперь нам осталось вспомнить, что противником Моря, согласно геополитике, является Суша. Спросите себя: что будет делать в первую очередь держава Моря, если ей удастся вызвать смуту внутри державы Суши? Ответ: уничтожать флот. Это самая первостепенная задача, все остальное не так важно. Не дать создать Суше флот, способный бросить вызов могуществу Моря, — вот основная геополитическая цель А что такое флот? Это не только уже построенные суда, но еще и суда строящиеся И самое главное, это люди, которые флот создают Морские офицеры, инженеры, флотоводцы. Вот их-то и будут уничтожать первым делом во время любой революции, которая происходит в сухопутной державе. В качестве примера мы возьмем революции 1917 года в России и 1789 года во Франции Обе страны в свое время были главными противниками основной морской державы — Великобритании После чего и в России, и во Франции разразились революции. Что же происходило с флотом в это бурное время? Ведь создание и содержание флота не только дорогое, но и очень важное дело. Любой революции нужно защищать свои завоевания, и флот тут лишним точно не будет

Начнем исторический экскурс с Февральской революции. В ходе беспорядков и анархии, охватившей столицу воюющей в Первой мировой войне (!) России , погибло, по официальным данным, более тысячи человек Среди них были полицейские, жандармы, офицеры, солдаты и гражданские лица. Однако целенаправленный террор в эти самые первые дни успел коснуться только флотских офицеров Еще ничего не было ясно, еще государь не отрекался от престола, еще его брат Михаил под давлением Керенского не передал власть Временному правительству, а матросы «вдруг» решили поубивать флотских офицеров. У солдат желания целенаправленного уничтожить «сухопутных» офицеров, несмотря на боестолкновения в Петрограде, не возникло. В ночь на 1 (14) марта 1917 года в Кронштадте толпа матросов (только ли матросов?) начала врываться в дома офицеров, требуя ответа, признают ли они Временное правительство. Еще даже не было объявлено об отречении царя, идет война, какое Временное правительство? Ясно, что ответ офицера мог быть только одним — отрицательным. Это был лишь предлог, чтобы создать повод для расправы над флотскими командирами Обратите внимание: офицеров немедленно убивают Одной из первых жертв стал вице-адмирал Р Н Вирен — командир Кронштадтского порта и военный губернатор Кронштадта. Его вывели на улицу, били, издевались, а потом на Якорной площади города закололи штыками. Тело бросили в овраг, и оно пролежало там несколько дней. «Его так ненавидели матросы, что.» — это обычная отговорка, чтобы выставить преступников и убийц борцами за свободу. А правда такова: Роберт Николаевич Вирен продвижения по службе добивался своим мужеством и своей кровью Во время вероломной атаки японского флота на Порт-Артур 2-7 января (по старому стилю) 1904 года, будучи командиром новейшего крейсера «Баян», Вирен бросается в безумную с точки зрения морской тактики атаку Его крейсер в одиночку идет на всю армаду неприятельского флота, направив огонь на флагманский броненосец японцев. Враг начинает стрелять по «Баяну», а русская эскадра успевает выстроиться в боевой порядок

За проявленное мужество Р Н Вирен был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость». Через две недели после награждения — новый подвиг: выход в море для спасения экипажа тонувшего миноносца «Страшный» под японским огнем. За это Вирен получил орден Святого Георгия IV степени. Боевой офицер кровью доказал, на что он готов ради Отечества: в ноябре 1904 года на палубе эскадренного броненосца «Ретвизан» он был ранен осколками снаряда в обе ноги и спину В 1909 году Вирен стал командовать Кронштадтской крепостью. Вступив в должность военного губернатора, он издает приказ по городу о фиксировании цен на основные продукты 55 наименований. Сделано это было для недопущения спекуляции, чтобы военнослужащие и горожане могли спокойно прожить на свое жалованье. И на протяжении всей своей службы адмирал следит, чтобы приказ соблюдался, а виновные наказывались арестом, штрафом или выселением из Кронштадта Вот такой «царский сатрап» И его «за незнание Временного правительства» закололи штыками. Вина? Высший офицер флота — это и есть вина В тот же день были убиты еще тридцать шесть офицеров-кронштадтцев (не считая мичманов). Среди них — командующий Балтийским флотом адмирал А. И. Не- пенин, адмиралы и высшие офицеры флота А. Г. Бутаков, командир крейсера «Аврора» М И Никольский, Н В Стронский, П И Новицкий, Н. Г. Львов, А. К. Небольсин, Р. Д. Зеленецкий, В. А. Карцов, И. А. Овчинников, Н. Л. Гирс, Г. П. Пекарский и другие.

Около 300 флотских офицеров были арестованы и просидели в тюрьме с марта до октября 1917 года, а Временное правительство никак «не могло» их освободить. После прихода к власти большевиков судьба подавляющей части арестованных была печальной Но нам важно понять, что обезглавливали флот еще тогда, когда Ленин находился в Цюрихе и в самых смелых мечтах не предполагал, что сможет руководить Россией. Уничтожение плеяды ведущих офицеров должно было в любом случае вывести русский флот из строя на определенный срок и в обязательном порядке понизить его боеспособность. Было ли это нужно Германии? Безусловно. Но вот беда — никто и никогда не смог найти ни малейшего доказательства участия немцев в организации Февраля 1917 года. Ленин в своих работах того времени вообще «режет правду-матку» и пишет, грубо говоря: «Февраль = Англия + Франция + думские заговорщики». Зачем англичанам снижать боеспособность русского флота? Они всегда были готовы уничтожить флот любой страны, которая является их конкурентом

Поэтому нет ничего удивительного, что революционеры, захватившие власть во Франции после революции 1789 года, начали точно так же очень быстро уничтожать свой флот и своих флотских офицеров И если сухопутную армию, которая может бить противника, новая революционная Франция сформировала очень быстро, то достойный флот она так и не создала никогда до своего окончательного крушения в 1815 году. В итоге революционеры били все европейские «сухопутные» монархии, нанося им вред и ослабляя их мощь, но не причиняя никакого ущерба интересам Великобритании

Уже через несколько лет революции флот Франции пришел в страшный упадок, о чем весьма подробно рассказывает классик геополитики американский адмирал А. Т. Мэхэн в книге «Влияние морской силы на французскую революцию и империю». Хотя ту часть этого труда, в которой речь идет о последствиях революции для французского флота, стоило бы назвать по-другому: «Влияние революции на морскую силу». Пройдет всего десять лет после начала смуты во Франции, как страна полностью потеряет свой торговый флот: «Каковы бы ни были точные размеры убытков французов, они рельефно характеризуются сделанным Директорией в 1799 году заявлением о факте, не имевшем до тех пор примера, а именно, что "в море нет ни одного коммерческого судна под французским флагом" И это заявление отнюдь не было лишь фигуральным оборотом речи, употребленным для усиления впечатления. Оно было буквальным свидетельством об истине»

А ведь в то время львиная доля благосостояния страны покоилась на заморской торговле Нет кораблей — нет возможности как вывозить товары, так и ввозить их Экономика чахнет на глазах Кто торгует вместо французов? Англичане, которые плавно, но твердо подминают под себя всю мировую торговлю того времени.

В революционном 1789 году беспорядки охватили все места стоянок французского флота: Гавр, Шербур, Брест, Рошфор, Тулон: «Во флоте, как и в обществе, прежде всего страдала нравственность Неповиновение и мятежи, оскорбления и убийства предшествовали тем взбалмошным мероприятиям, которые окончательно уничтожили превосходный личный состав, переданный монархией в наследство Французской республике. Кажется странным, но тем не менее согласным со всем ходом дела тот факт, что первой жертвой был самый выдающийся флагман французского флота».

Говоря о флагмане, адмирал Мэхэн имеет в виду д'Альбера де Риона, одного из талантливейших флотоводцев того времени, который командовал французским флотом в Тулоне И его популярность благодаря личным качествам была такова, что в первое время ничего страшного не происходило. Однако когда он списал на берег двух человек, подстрекавших команды кораблей к неповиновению, эти «жертвы репрессий» пришли в городскую ратушу и обратились к «общественности». Немедленно поползли слухи, что город минирован и будет атакован роялистами через день или два. На следующий день вокруг адмиралтейства собралась толпа, выкрикивавшая оскорбления, а еще через несколько часов мэр города попросил помиловать «жертв репрессий». Посмотрев на беснующуюся толпу, де Рион согласился, хотя и предупредил, что это приведет к еще большим беспорядкам. И словно в воду глядел — через несколько минут один из морских офицеров был убит прямо во дворе дома де Риона. Пришедшие солдаты национальной гвардии, вместо того чтобы разогнать толпу, потребовали выдачи другого офицера, который якобы приказал в эту толпу стрелять. Мужественный офицер сам вышел и отдался толпе, спасая товарищей от верной гибели

Важнейшие порты — стоянки военно-морского флота Франции в XVIII веке — Тулон, Марсель, Брест



Важнейшие порты — стоянки военно-морского флота Франции в XVIII веке — Тулон, Марсель, Брест



Через сутки толпа потребовала выдачи уже другого морского офицера. Тогда де Рион обратился к людям: «Если вам нужна другая жертва, то возьмите меня; но если вы хотите одного из моих офицеров, то вам придется сперва перешагнуть через меня». В ответ мятежники накинулись на командира флота и потащили его по улицам, избивая и коля штыками, после чего бросили в тюрьму. Как всё похоже — сцены из страшных месяцев вакханалии русской революции выглядели точно так же, всё как под копирку. Назначенное следствие объявило такую декларацию: «Национальное собрание, относясь сочувственно к побуждениям г. д'Альбера де Риона, других морских офицеров, замешанных в деле муниципальных чиновников и национальной гвардии, объявляет, что здесь нет оснований порицать кого-либо». То есть командующего флотом избили, искололи штыками и посадили в тюрьму, но «порицать» тут некого. Так сказать, проблемы роста революционного самосознания

Несложно догадаться, что после такого решения суда мятежи судовых команд и убийства офицеров стали эпидемией. «Очевидно было, — писал один из французских писателей того времени, — что морские офицеры не могли более рассчитывать ни на поддержку местных властей, ни на защиту со стороны центрального правительства, они оказались лишенными покровительства законов». Те из морских офицеров, кто хотел и дальше служить Франции, попадали в тюрьму и на эшафот, и, как следствие, боеспособность флота резко снизилась. Все тому же д'Альберу де Риону через девять месяцев после начала революции (весной 1790 года) было приказано принять командование над флотом в Бресте. Задача — возглавить эскадру из 45 французских кораблей и отправиться на помощь Испании против Англии. В итоге команды кораблей оказали неповиновение, и знаменитый флотоводец вообще не смог навести порядок. Он сдал командование и уехал из страны. Теперь везде, где французские военные корабли получали боевые приказы, команды начинали их обсуждать, отказывались выполнять и требовали прекратить отдавать опасные и боевые поручения. Начиналось «уговаривание» команд, с которым через сотню с небольшим лет столкнется русский революционный флот, когда боевой адмирал Колчак должен будет не отдавать приказы черноморским матросам, а договариваться с «комитетчиками», чтобы на кораблях соблюдалась элементарная дисциплина.

Пройдет чуть более десяти лет, и восстанавливающий военную мощь Франции Наполеон будет легко громить противников на суше и терпеть поражение на море. «Морская стратегия Наполеона отражала слабость французского флота. Французский флот после революции пришел в упадочное состояние. Лучшие матросы покинули свои корабли и перешли в сухопутные войска, где они нашли более широкое применение своим силам. Подавляющее большинство морских офицеров эмигрировало. Материальное оборудование флота было запущено. Даже самые энергичные мероприятия Наполеона по восстановлению флота не обеспечили ему перевеса над английским флотом».

Французский флот распадался на глазах. Итогом стали ситуации, когда один британский корабль, вступая в бой с тремя французскими, выходил из него победителем, чего раньше просто не могло быть. Почему? Потому что морской бой того времени — это сочетание знаний и смелости. И если смелость у революционных моряков еще присутствовала, то необходимых знаний не было Морские офицеры уходили с флота, не в силах совладать с анархией и беспорядками, либо гибли от рук подонков. Адмирал Мэхэн исчерпывающе объясняет причины такой ситуации: «Полезно проследить в деталях тот путь, который привел к упадку прекрасную военную организацию, а также изучить последовавшие оттого результаты. Единственным оружием в эпоху Французской революции была пушка. До холодного оружия или до рукопашного боя если дело иногда и доходило, то только к концу сражения Однако, говоря о пушке, никоим образом не следует отделять ее от орудийной платформы. подразумевая. весь корабль, который несет пушку в бою От искусного управления им зависит занятие сражавшимися положения, наивыгоднейшего по отношению к действию артиллерии и наиопаснейшего для противника. Это управление — дело командира, но когда цель его достигается, то на сцену выступает искусство артиллериста в производстве стрельбы с быстротою и меткостью. Таким образом, искусство моряка-воина и искусство профессионального артиллериста, пушка и корабль, орудие и платформа дополняют друг друга Корабль и его орудия вместе составляют одно оружие, движущуюся батарею, которая требует быстрого и точного управления во всех ее частях»

В апреле 1791 года в революционном парламенте был проведен декрет о преобразовании флота: упразднялись существовавшие до того корпуса морских офицеров. Опытных морских волков отправляли на берег, при том что заменять их было некем. При переписи офицеров флота 1 июля 1791 года три четверти офицерских вакансий были пустыми. 13 января 1793 года был отдан приказ о том, что все офицеры, прослужившие месяц в чине капитана, могут производиться в контр-адмиралы. Говорить о качестве таких «адмиралов» явно не приходится. Вам это не напоминает сознательную работу по развалу морской мощи России? Если нет, тогда дальнейшая информация специально для вас. Далее во Франции наступил террор. Сказать, что казнили только моряков, — погрешить против истины. Но морских офицеров всегда значительно меньше, чем их коллег на суше. На гильотине сложили голову адмиралы Гримуар, Филипп Орлеанский, Керсэн, д'Эстенг. Еще до эры террора были казнены д'Орвилье, де Грасс, Гишен, Латуше-Тревиле-старший, Сюффрень, Ламот-Пике. Декретом 7 октября 1793 года морскому министру было вменено в обязанность предоставить морскому комитету собрания список всех офицеров и гардемаринов, преданность которых новому порядку была сомнительна. Подозрительных офицеров обсуждали на собраниях и увольняли из флота, ну а потом многие из них становились жертвами террора

Революции не нужны флотские офицеры. Революции не нужны ученые. Если первая фраза сформулирована автором этой книги, то вторая фраза — историческая. Так сказал судья, отправляя на гильотину великого французского ученого Лавуазье. Революционеры быстро и эффективно должны были сделать то, что соперники Франции не смогли осуществить в течение нескольких веков: уничтожить элиту страны Не только военную, но и научную Многие французские ученые были казнены в этот страшный период. По приговору революционного суда, разумеется. Но это был не суд, а фарс с предрешенным заранее смертным приговором. Что для морских офицеров, что для ученых других приговоров у революционного «правосудия» не было. Одним из свидетелей обвинения был сам судья — так судили великого астронома Жана Сильвена Байи, автора многотомной «Истории астрономии». В итоге его приговорили к смерти на гильотине. Математик и социолог Жан Антуан Кондорсе, астроном Жак- Доминик Кассини, много лет являвшийся директором Обсерватории, оказались там же вместе с астрономом Бошаром де Сароном и ботаником Ламуаньоном де Мальзербом. Математик Дионис де Сежур, бывший член Национального собрания, бежал из Парижа и скрывался в провинции. Сильнейшее нервное напряжение привело к болезни, ставшей причиной его смерти. Замечательный биолог и врач Вик д'Азир тоже не вынес ежедневного ожидания ареста, заболел и умер 46 лет от роду. Всю эту вакханалию прекратит Директория и окончательно закончит лишь Наполеон. Который вновь начнет борьбу с Англией не на жизнь, а на смерть и поэтому займется укреплением флота и науки.

Но вернемся в страшный для нашей государственности 1917 год. Накануне Первой мировой войны Россия выполняла большую кораблестроительную программу, без которой было невозможно восполнить потери флота, понесенные в Русско-японской войне. Потом началась Первая мировая война, и строительство боевых кораблей стало еще более актуальной задачей. Самыми сильными и значимыми кораблями на тот момент были дредноуты — суда с колоссальной огневой мощью и огромным калибром орудий. Свое название, ставшее нарицательным, они получили от пилотного английского корабля «Дредноут» («Неустрашимый»), построенного в 1905-1906 годах. Созданные по последнему слову науки и техники, эти суда были более живучими и непотопляемыми Дредноуты стали строить быстрыми темпами во флотах всех соперничающих держав Стоимость таких кораблей, количество стали и брони, расходуемых на их производство, были просто умопомрачительными. Поэтому их строительство являлось делом единичным и штучным и никогда не могло стать конвейерным. Гибель каждого подобного корабля была очень ощутимым, трудно восполнимым уроном для любой державы. Суда, построенные в «додредноутную» эпоху, конкурировать с ними не могли и моментально устарели Однако мало того, совершенствование бронированных монстров шло так быстро, что через пять лет вопрос стоял уже о выпуске «сверхдредноутов», вдвое превосходящих дредноуты первого поколения по мощности бортового залпа. Увеличивался калибр судовых орудий, усиливалось бронирование, улучшалась защита корпуса, появились нововведения в части пристрелки и контроля огня. Все это переводило «сверхдредноуты» на новую ступень боевой мощи, и даже прежние дредноуты противостоять им не могли. К началу Первой мировой войны бурное развитие линкоров привело к созданию уже третьего по счету поколения дредноутов По огневой мощи они наполовину превосходили уже и «сверхдредноуты». В 1908 году у Германии было девять дредноутов, а у Англии — двенадцать Россия лишь летом 1909 года в Петербурге начала постройку четырех первых русских сверхкораблей: «Севастополь», «Полтава», «Петропавловск» и «Гангут». В 1912 году наша страна тоже перешла на следующую ступень кораблестроительной «пирамиды», приступив к созданию «сверхдредноутов». В Петербурге были заложены еще четыре гиганта: «Измаил», «Кинбурн», «Бородино» и «Наварин». Следующие четыре дредноута начали строить для Черноморского флота. Таким образом, в 1914 году Россия имела уже двенадцать сверхмощных кораблей в разных стадиях готовности. При этом последние линкоры должны были встать в строй в 1917 году. Между прочим, серьезный повод сделать революцию и остановить такой взрывообразный рост русского флота

А теперь немного забежим вперед и спросим себя: что в реальности случилось с нашими суперкораблями? К концу Гражданской войны в России их осталось всего четыре, а из них лишь три в жалком, но боеспособном состоянии. Три с половиной вместо двенадцати. Лишь четверть былой боевой мощи — вот итог революции и Гражданской войны. Такое же соотношение и в экономике, которая была полностью разрушена именно в ходе междоусобицы Для сравнения: в самой грозной морской битве Первой мировой войны — Ютландском сражении, когда столкнулись между собой германский и английский флоты, — не был уничтожен ни один дредноут. Хотя с немецкой стороны из огромных орудий стреляли шестнадцать кораблей подобного класса, а с британской — двадцать восемь, всем им вместе не удалось потопить ни одного себе подобного сверхкорабля. О наших потерях вы уже знаете — они чудовищны. Огромные средства фактически выброшены на ветер. И что особенно страшно и обидно: ни один из русских кораблей-титанов не погиб в бою, как и подобает настоящему военному судну. Все они стали жертвами подлого предательства. Кого-то задушили в утробе судостроительной верфи, кого-то просто убили из-за угла. Для потопления восьми дредноутов нужно было бы проводить огромную работу и организовывать генеральное сражение флотов — это дорого и опасно. Оплата существования нескольких революционных партий на протяжении десятилетий — это просто ничто по сравнению со стоимостью хотя бы одного суперлинкора. Так что революция — экономически очень выгодная затея Только не для той страны, в которой она происходит.

А теперь страшные подробности того, как убивали русский флот под красивыми лозунгами «свободы и равенства». Первое, что сделало Временное правительство, когда пришло к власти после Февраля 1917 года, — прекратило финансирование судостроительной программы. То есть был царь — были деньги на флот. Царя не стало — и сразу же закончились деньги. Разве так может быть? И как это похоже на ситуацию в СССР образца Перестройки, когда «вдруг» кончились деньги на флот и армию.

У Горбачева для русских вооруженных сил их было мало, у Ельцина их не стало совсем. Точно так же удушили наш флот и в 1917 году. Сверхдредноуты «Измаил», «Кинбурн», «Бородино» и «Наварин» так и не «родились». Летом 1916 года Морское министерство еще надеялось на ввод «Измаила» в строй осенью следующего года, то есть 1917-го. Но потом монархия пала, — и русским флотом занялись либералы и демократы-кадеты, октябристы, меньшевики и эсеры Временное правительство, как и правительство реформаторов Ельцина, состоявшее сплошь из агентов влияния англосаксов и прямых предателей России, сразу перенесло срок готовности башен «Измаила» на конец 1919 года, а остальных кораблей — на 1920-й. Затем деньги от правительства Керенского перестали поступать совсем. Летом 1917 года съезд оставшихся без заработка работников судостроительных заводов сделал предложение о переделке остальных кораблей этого типа в коммерческие суда. Это был крик отчаяния работников судостроительной отрасли, которые во время мировой войны (!), чтобы получить хоть какую-то работу, предлагали строящиеся мощнейшие боевые суда переделывать в грузовые. Это все равно, как если бы во время Великой Отечественной у государства «вдруг» не стало денег на строительство танков и работники этих заводов, оставшиеся без средств к существованию, предложили переделывать Т-34 в трактора

Между тем «к началу Первой мировой войны (то есть через 7 месяцев после закладки) крейсеры типа “Измаил, заложенные на Балтийском и Адмиралтейском заводах, по массе установленного на стапель и находящегося в обработке металла корпуса имели готовность: 43 % (“Измаил”), 38 % (“Кинбурн”), 30 % (“Бородино”) и 20 % (“Наварин”)». Корабли, в которые были вложены колоссальные средства, достраивать не стали и большевики, но их упрекнуть в этом сложно. Сначала Гражданская война, в которой дредноуты не нужны, а после страна уже в таком состоянии, что было не до постройки кораблей Временное правительство находилось в совершенно иной ситуации — все работало, все было. Постановлением от 19 июля 1922 года трех недостроенных мастодонтов: «Бородино», «Кинбурн» и «Наварин» — исключили из списков флота, а затем постановлением Госплана в мае следующего года разрешили их продажу за границу. Корабли приобрела «в целом виде» германская фирма «Альфред Кубац», чтобы в своих доках порезать на металлолом

Теперь о судьбе четырех черноморских линкоров. Начнем в обратном порядке. Четвертый линкор «Император Николай I» получил в апреле 1917 года по решению Временного правительства новое наименование «Демократия». Как вы догадались, демократы-февралисты строить «Демократию» не стали. В конце 1917 года работы по строительству дредноута совсем остановились. Недостроенный корабль на долгие годы встал на прикол и десять лет спустя, в 1927 году, был продан на лом по цене 8 рублей 54 копейки за тонну

Третий линкор, «Император Александр III», был сдан в октябре 1917 года с новым наименованием, полученным от Временного правительства, — «Воля». Это единственный черноморский дредноут, который пережил Гражданскую войну, правда, уже с названием «Генерал Алексеев». Но его судьба от этого не стала счастливее. Уведенный Врангелем в эмиграцию линкор, как и другие «белые» корабли, был сначала отправлен на стоянку в Бизерту (Тунис), а потом доблестные союзники. забрали врангелевский флот за долги Они ведь помогали белым не бесплатно, и суда пошли в качестве платы за кормление беженцев За лекарства, палатки, одеяла. На самом деле это был предлог для ликвидации флота — все корабли распилили на металлолом, а орудия главного калибра подарили финнам, и те еще успели пострелять из них по русским солдатам во время советско-финской войны 1939-1940 годов.

Второй линкор, «Императрица Екатерина Великая», вступил в строй в ноябре 1915 года. После Февраля был переименован в «Свободную Россию». 18 июня 1918 года по приказу Ленина специально прибывший в Новороссийск товарищ Раскольников затопил весь Черноморский флот, находившийся во власти большевиков Официальная версия — «чтобы не достался немцам» В реальности на уничтожении настаивали англичане и французы именно под таким предлогом

Наконец, первый дредноут, «Императрица Мария», вступил в строй в августе 1915 года и затонул в результате диверсии (взрыва) 7 (20) октября 1916 года, став единственным дредноутом, пострадавшим не от стихии революции, но от тайных операций противника

Революционеры в России устроили военным кораблям колоссальное побоище. Мы ведь даже не говорим обо ВСЕХ погибших в революции судах, вспомнив лишь самые крупные. Судьба флотских офицеров тоже была трагичной В декабре 1917 года в Севастополе за одну ночь расстреляли 128 офицеров. Зверские казни военных и флотских чинов происходили и в других городах Крыма, но именно в главной базе Черноморского флота произошли ПЕРВЫЕ убийства. Внезапно и быстро. А уже потом офицеров «всех видов» стали уничтожать по всему Крыму. Тех, кого не убили в декабре 1917 года, расстреляли в конце февраля 1918-го, когда только в одном Севастополе было уничтожено до 700 человек. Надо ли говорить, что после казни офицеров Черноморский флот потерял всякую боеспособность. Второе, что хочется отметить, — казни боевых офицеров флота совершались в период, когда большевики еще не подписали мирный договор с немцами. Брестский мир заключили лишь

1 марта 1918 года. В итоге не то что воевать, а даже управлять огромными дредноутами было практически некому. Что давало опять-таки повод к их затоплению — зачем они, такие «никчемные»?

Анализируя исторический материал, видишь, что революционеры, между которыми целые столетия, совершают поразительно одинаковые действия. Одна из главных их задач — скорейшее и эффективнейшее уничтожение флота своей страны. Удивительное дело — но точно так же поступают и англичане, которые стараются помогать. Революционерам? Нет, наоборот, тем, кто борется с революционерами. Однако британские партнеры не забывают сделать все, чтобы утопить боевые корабли того, кому они «помогают». Причем действуют совершенно одинаково — что в революционной Франции, что через 130 лет в революционной России

После всех бесчинств революционеров вспыхивали восстания, как сейчас сказали бы, «доведенных до отчаяния» жителей городов. Во Франции наиболее серьезными стали выступления в Лионе и в местах базирования французского флота — Тулоне и Марселе. Революционный Конвент отправил войска для усмирения мятежников. Первым под удар попал Лион. Город обстреливали из пушек около месяца, потом его взяли штурмом, затем там начались кровавые расправы и массовые убийства. Беженцы из Лиона двинулись в Тулон, где, не видя для себя никакого другого выхода, восставшие вошли в сношения с англичанами. На главную базу французского флота вошли британские корабли,

Портрет Наполеона I. Мастерская Франсуа Жерара



Портрет Наполеона I. Мастерская Франсуа Жерара



в городе был высажен десант из 4 тысяч испанских солдат , а жители города надели на себя белые монархические кокарды Войдя в гавань в августе 1793 года, англичане получили в свои руки не только французские корабли, но и все огромные запасы флота и береговые форты-укрепления «При передаче порта английскому адмиралу в нем находилось тридцать линейных 74-пушечных и более сильных кораблей, что составляло более трети всего линейного флота французов». При этом глава английской эскадры лорд Худ поручился, что форты и корабли будут по заключении мира возвращены Франции в целости.

Ирония судьбы — Наполеон, который потом полностью уничтожит революционное движение на своей родине, начал свою карьеру именно в Тулоне. Молодой 24-летний лейтенант Бонапарт разработал, а затем воплотил план по удалению англичан из важнейшего порта, справедливо полагая, что после этого городу не устоять Для этого революционные войска штурмом взяли долговременные укрепления, возведенные на полуострове, разделявшем рейд на две части После чего артиллерия начала обстрел английской эскадры сразу в обе стороны Не выдержав огня, британцы покинули Тулон, и он был взят. Однако перед уходом англичане, нарушив обещание, попытались уничтожить флотские припасы и находящиеся в гавани французские корабли. Только отсутствие времени не дало им возможности отправить на дно весь флот: девять судов были сожжены и еще три уведены ими с собой Вся дальнейшая борьба Наполеона (Суша) против Англии (Море) показывает нам две истины:

• невозможно победить Великобританию только на суше, не имея сильного флота;

• революция нанесла просто непоправимый урон французскому флоту

И всю свою карьеру Бонапарт будет пытаться выполнить эти два условия: не имея возможности построить флот, сопоставимый по силе с английским, он будет завоевывать Европу. Чтобы нанести Англии поражение в экономике, подорвать ее торговое могущество и тем самым принудить к миру.
Из этой затеи ничего не выйдет — солдаты у Наполеона закончатся раньше, чем деньги у Банка Англии. Сложные ситуации у Британии, безусловно, будут Но каждый раз англичане смогут нанимать европейские страны и стравливать их с наполеоновской Францией. Парадокс, но до 1812 года Наполеон фактически ни разу не объявлял войну первым, всегда это делали его соперники И только война с Россией в качестве продолжения стратегии попыток на Суше победить Море была инициативой Бонапарта. Поступая вопреки логике геополитики, Наполеон подписал приговор своей империи Только дружба и сотрудничество одной сухопутной державы с другой сухопутной державой вместо войны с ней могли принести победу над морской державой Великобританией Пройдет чуть более ста лет, и Адольф Гитлер точно так же нарушит все каноны геополитики, ударив в июне 1941 года по Советскому Союзу, тогда как только мир и сотрудничество с сухопутной державой могли принести Германии победу Воевать с Морем, дружить с Сушей — вот правило, которое фюреру тщательно объяснял великий немецкий геополитик Карл Ха- усхофер В своей знаменитой статье «Континентальный блок» он писал: «.Евразию невозможно задушить, пока два самых крупных ее народа — немцы и русские — всячески стремятся избежать междоусобного конфликта, подобного Крымской войне или 1914 году: это аксиома европейской политики.» Кстати, с тех пор ничего не изменилось Именно поэтому, несмотря на роспуск Варшавского договора, уход советской армии из ГДР, поглощение ГДР со стороны ФРГ, американская армия по-прежнему стоит на территории Германии и покидать ее не собирается Причем какие-либо угрозы немцам с любой стороны их границ полностью отсутствуют.

И в завершение, чтобы закрыть тему, «с кем хотел вести войну Адольф Гитлер, или как он собирался завоевать весь мир». Если Наполеон, по сути, был первым, кто на себе испробовал «прелести» нарушения геополитических аксиом, то фюрер действовал на политической арене, когда геополитика уже была сложившейся наукой. Бонапарт мог не знать, но чувствовать — свода правил геополитики в описанном виде тогда еще не было. Рядом с Гитлером был Карл Хаусхофер, основатель Немецкого института геополитики (1922), в Германии даже выходил журнал Geopolitik (позднее переименованный в Zeitschift fur Geopolitik). Поэтому ошибки Гитлера нельзя сравнивать с ошибками Наполеона. В конце концов, один мог видеть, что случилось с империей другого, после того как тот решил воевать с сухопутной Россией в 1812 году, оставив в покое англичан. На вопрос: «Был ли Гитлер дураком?» — ответ отрицательный Нет, не был Просто он не собирался воевать с Англией, не хотел воевать с Морем. Мечтой Гитлера было самому стать частью цивилизации Моря. Отсюда и планы строительства кораблей Третьего рейха. Желай Гитлер завоевать весь мир, то есть уничтожить гегемонию Англии, ему нужны были бы корабли, корабли и еще раз корабли. Без мощного флота начинать борьбу за мировое первенство с Лондоном глупо и бесперспективно. Нужны не только «полуморские» союзники в виде Италии и Японии, необходим и собственный флот. Рассмотрим программу строительства кораблей, которую утвердил Адольф Гитлер. Адмирал Редер, командующий немецким флотом, предложил фюреру на выбор два плана развития германского флота

Первый предполагал усиленное строительство подлодок в самой срочной перспективе.

Второй, известный как план «Z», был рассчитан на длительный срок, так как обосновывался тем, «что в ближайшие десять лет война не начнется» Согласно этому плану, надо было построить множество крупных надводных кораблей Гитлер выбрал именно его И, несмотря на то что план был рассчитан на десять лет (до 1948 года), потребовал выполнить его за шесть лет. Значит, судя по выбранному варианту развития флота, фюрер даже теоретически не должен был воевать с Англией ранее 1944-1945 годов. При этом подводные лодки, дешевый и эффективный способ уравнять шансы с Британией, Гитлер практически запретил строить. После чего нам говорят, что он решил «захватить весь мир» и начал осуществлять эту цель в 1939 году. На море на 1 сентября 1939 года имелось следующее соотношение сил:

• авианосцы: Англия — 7, Франция — 1, Германия — 0;

• тяжелые крейсеры: Англия — 15, Франция — 7, Германия — 2;

• легкие крейсеры: Англия — 49, Франция — 12, Германия — 6;

• эскадренные миноносцы: Англия — 183, Франция — 59, Германия — 22;

• миноносцы: Англия — 0, Франция — 12, Германия — 20;

• подводные лодки: Англия — 65, Франция — 78, Германия — 57;

• торпедные катера: Англия — 27, Франция — 9, Германия — 20;

• мониторы: Англия — 3, Франция — 0, Германия — 0.

По подводным лодкам все было еще печальнее, чем показывают цифры Гросс-адмирал Редер докладывал фюреру, что для войны с Англией нужно 300 субмарин Но когда Англия и Франция объявили Германии войну 3 сентября 1939 года, у немцев оказалось всего 57 подлодок, из которых в боеспособном состоянии было 23 То есть их и так было в три раза меньше, чем у союзников, а в боевом состоянии — в пять раз.

Что такое война с державой Моря? Это война на морских просторах Она предполагает участие не только крупных и мелких надводных кораблей, которые у немцев с 1941 по 1945 год практически стояли в портах, не только подводных лодок, чей численный состав мы разобрали, но и авиации, способной совершать налеты на корабли. Действия самолетов являются точно такой же важной частью стратегии, если вы собираетесь всерьез, а не понарошку воевать с Морем. То есть с англичанами. В дополнение к которым в 1939 году, к началу Второй мировой войны, есть еще и Франция, обладающая вторым по размеру флотом в мире. Как же германская авиация готовилась к этой борьбе, если мы всерьез начнем считать, что Адольф Гитлер планировал сокрушить Великобританию?

А никак не готовилась. «Немецкая авиация в целом, за исключением нескольких частей морской разведки, не была обучена полетам над морем, поэтому к августу 1939 года она была совершенно не готова вести борьбу с морскими судами».

Книга, которую мы цитируем, на самом деле не новая и даже не российская. Она впервые вышла в Англии в 1947 году, что называется, по горячим следам, и заместитель начальника штаба ВВС Великобритании по разведке, вице-маршал авиации Т. Элмхерст еще не знал, что нужно скрывать многие важные моменты истории Второй мировой войны и фальсифицировать ее ход. Либеральные историки нам говорят, что Гитлер очень хотел завоевать весь мир, но боялся войны на два фронта. Поэтому только заключение Договора о ненападении со Сталиным развязало ему руки — и он начал войну То есть не заключи СССР соглашение с Берлином, война бы не началась. Но в реальности мы видим полное отсутствие приготовлений со стороны Гитлера к войне с величайшей морской державой и ее союзниками. Какая разница, какова позиция Кремля, если вам просто нечем поставить англичан на колени?

Немецкий Генеральный штаб, который вообще-то для того и создан, чтобы планировать будущие потенциальные военные конфликты, лишь в конце лета (!) 1939 года «убедился в необходимости использования современных бомбардировщиков для нанесения ударов по вражескому флоту. и по британским военным кораблям на собственных якорных стоянках» То есть война с Польшей начнется через несколько дней — и тут главы германской военной машины вспомнили, что у Англии, которая заявила, что будет Польшу защищать, есть, оказывается, еще и флот! Поэтому практически одновременно с объявлением войны Германии англичанами немецкие летчики начинают учиться нанесению ударов по морским судам Еще смешнее была ситуация с торпедным оружием, которое тогда являлось основным оружием поражения судов. В начале 1939 года испытания, когда торпеды сбрасывались с самолетов, показали, что вероятность неудачного сброса была. 49 %. Поясняю: речь шла не о том, попадет или нет летчик в цель, а о том, поплывет ли торпеда и взорвется ли в итоге при попадании в корабль. В половине случаев толку от «новейших германских торпед» было не больше, чем если бы в море бросали чугунные болванки Других торпед у немцев в тот момент не было. «С начала войны и до осени 1941 года в составе морской авиации существовало два подразделения общей численностью около 24 машин, время от времени применявших торпеды против кораблей у побережья Шотландии и торговых судов на Западных подходах. Однако результаты были весьма удручающие.»

Но мы немного отвлеклись Из пылающего Тулона 1793 года вернемся в охваченную смутой Россию 1920 года — и увидим ту же картину. Англичане и французы «приходят на помощь» белым, чтобы побыстрее утопить русские боевые корабли В середине ноября 1918 года в Черное море вошла армада кораблей Антанты. Официальная версия — помогать белым. Что союзники делают в первую очередь? «С приходом в Севастополь союзники подняли на наших судах свои флаги и заняли их своими командами», — указывает Деникин в «Очерках русской смуты». Поясняю: англичане и французы потребовали спустить Андреевские флаги на русских боевых кораблях, после чего их захватили Но просто присвоить суда без потери лица было невозможно, это напоминало бы воровство Корабли берутся под контроль по двум причинам: во-первых, чтобы не отдать их белым, во-вторых, чтобы потом их было удобнее уничтожить. В апреле 1919 года весь французский контингент неожиданно эвакуируется из Одессы Причем так быстро, что ставит белых в чрезвычайно сложное положение. Официальная версия — французы опасаются наступления сильной Красной армии На деле в оставленную Одессу входят. 3000 человек из банды атамана Григорьева — плохо вооруженные оборванцы. Зачем весь этот цирк, почему регулярная армия, только что выигравшая мировую войну, бежит от банды разбойников? Чтобы утопить русские корабли Помните Тулон? Уходя, англичане пытались уничтожить там склады с флотским имуществом и жгли корабли. Рядом с Одессой, в Тирасполе, Николаеве и на острове Березань находятся огромные склады имущества и вооружения старой русской армии. Ими можно годами снабжать всю Белую армию. Но ведь тогда у нее появится шанс выиграть Гражданскую войну. И возможность поставить вопросы о возвращении России всех утраченных территорий, о незаконности всех декретов, которые выпустили большевики, уже признавшие отделение окраин от России Поэтому, покидая российскую территорию, французы взрывают все склады. И уводят с собой 22 гражданских парохода, которые потом Деникин будет выпрашивать у союзников

Но главная трагедия, аналогичная тулонской, разыгралась в Севастополе. Чтобы быстро утопить русские боевые корабли, англичане и французы и здесь устраивают гонки Не имея никаких причин для быстрого бегства из Одессы, они проводили эвакуацию оттуда за 48 часов Для эвакуации из Севастополя союзники отводят только 12 часов. Чтобы никто не успел воспротивиться и чтобы создать повод для уничтожения кораблей. Англичане с линкора «Император Индии» с помощью буксирного парохода вывели одиннадцать русских подводных лодок («Орлан», «Гагара», «Кит», «Кашалот», «Нарвал», «АГ-21», «Краб», «Скат», «Судак», «Лосось» и «Налим») на внешний рейд Севастополя и потопили подрывными патронами на большой глубине Двенадцатая подлодка, «Карп», была затоплена в Северной бухте. Потом начался погром портовых сооружений: подрывные команды английских матросов взорвали пушки севастопольской крепости и сожгли в погребах крепости и военно-морского склада порох. Ими были уничтожены цилиндры паровых машин на крейсере «Память Меркурия», эскадренных миноносцах «Быстрый», «Жуткий», «Заветный» и даже на старых номерных миноносцах, а также на служившем казармой транспорте «Березань». Нашими британскими «партнерами» были потоплены броненосцы «Евстафий», «Иоанн Златоуст» и «Борец за свободу». «.Союзники, при общем паническом настроении, топили лучшие наши подводные лодки, взрывали цилиндры машин на оставляемых в Севастополе судах, топили и увозили запасы. Было невыразимо больно видеть, как рос синодик остатков русского флота, избегнувших гибели от рук немцев, большевиков и матросской опричнины»

А теперь для самого наивного читателя, который все еще верит, что вышеуказанное было досадной случайностью, стечением несчастливых обстоятельств и т. п. Затопив все, что было возможно, разгромив порт и крепость, моряки Антанты Севастополь. не покинули. После срочной эвакуации русских войск и кораблей в течение 12 часов англичане и французы преспокойно оставались в Севастополе еще 12 дней Все это время красные терпеливо ждали, пока «союзники» закончат разгром, и в город не входили.

Все это произошло весной 1919 года. Спустя год все повторилось. С тем отличием, что на этот раз топить у белых было почти нечего и поэтому «топили» англичане уже само белое движение. При эвакуации деникинской армии из Одессы в конце зимы 1920 года случилась полная катастрофа, которая поставила белых на грань поражения в Гражданской войне. Причина — обещания союзников дать транспорт для эвакуации, который так и не пришел. Английские миноносцы вывели в результате весьма дерзкой операции из порта практически достроенные русские подводные лодки «Лебедь» и «Пеликан» Но вместо того чтобы их спасти, англичане под предлогом закупорки порта затопили их в южном фарватере. Причем сделано это все было, когда город уже захватили красные То есть, уведя субмарины от красных, британцы не передали их белым, которым они якобы помогали, а затопили. После второй эвакуации Одессы была еще одна эвакуация. «Эвакуация Новороссийска превосходила своей кошмарностью оставление Одессы Стихийно катясь к морю, войска совершенно забили город Противник, идя по пятам, настиг не успевшие погрузиться части, расстреливая артиллерией и пулеметами сбившихся в кучу на пристани и молу людей Прижатые к морю наседавшей толпой, люди падали в воду и тонули. Стон и плач стояли над городом», — пишет в мемуарах барон Врангель Он, пожалуй, единственный, кто из руководителей Белого движения поймет, что Англия не помогает, а просто «исправляет» свои недоработки 200-летней давности, когда, увязнув в Войне за испанское наследство, она «проспала» возникновение Российской империи, активно строившей флот.

Во время революции, которая является не просто «взрывом гнева народа», а самым настоящим крушением государственности, почти всегда происходит «корректировка» границ страны. И всегда в сторону уменьшения. Окраины отпадают от центра, идет перекройка внутреннего устройства, и этот процесс обязательно сопровождается кровопролитием. Наилучший момент, чтобы прибрать к рукам самые лакомые куски. Если в ХХ веке прямого присоединения отпавших территорий практически нет, то на пару веков раньше действия геополитических соперников были куда более откровенными. В частности, во время Французской революции отделиться от Франции «вдруг» решила родина Наполеона. Остров Корсика является одним из стратегических плацдармов на Средиземноморье. Свидетельство тому — частый переход острова из рук в руки. Франция забрала Корсику у Генуи в 1769 году. В 1940 году при разгроме французов Гитлером Муссолини присоединил Корсику к Италии. Дуче, который «помогал» своему союзнику целых десять дней (!), до этого в войну против Англии и Франции не вступая, решил тем самым восстановить историческую справедливость. Но в 1945 году Корсику вернули французы, и по сей день она принадлежит Франции Сегодня на Корсике есть сепаратистское движение, которое выступает за независимость острова. Так вот в период революционных потрясений сепаратисты тоже появились на Корсике, только какие-то уж очень особенные

Адмирал А Т Мэхэн пишет об этом так: «Корсиканцы тогда еще, конечно, не сроднились с Францией, и среди них еще существовала партия с традиционным тяготением к Великобри- тании» Обратите внимание: остров ранее принадлежал Генуе, потом стал французским. Откуда у жителей острова может быть «традиционное тяготение к Великобритании»? Что это за «традиции»? Какое может быть «тяготение», если в то же самое время корсиканец Бонапарт в форме французского лейтенанта борется за Францию против англичан?! Все просто. Пользуясь смутой, Британия прибирает к рукам стратегические пункты, помогая, в том числе финансами, сепаратистам и революционерам. На Корсике сепаратистами руководит Паскаль Паоли, который и ранее боролся против французов на острове, а потом много лет провел в изгнании в Англии. Когда во Франции произошла революция, Паоли вернулся и торжественно объявил, что боролся он за отделение Корсики исключительно потому, что был несправедливый строй. И обещал, что теперь при республике ни о каком отделении речи идти не будет. Но ясное дело — лукавил. Забавно читать об этом на большинстве современных интернет-ресурсов. Можете проверить — они почти все пишут, что Паскаль Паоли хотел освободить Корсику и поэтому склонялся к Англии. То есть желал освободить остров, передав его англичанам, а не сделав независимым. Противоречия в таких действиях никто не замечает.

В итоге с помощью английских солдат ему удалось выбить французов с Корсики, но потом революционная Франция свою власть восстановила, а «борец за свободу» Паоли убежал туда, куда все эти «борцы» бегут и по сегодняшний день, — в Лондон Любопытно: перед своим отъездом Паоли призвал корсиканцев бороться с «кровавым парижским режимом» и обнародовал прокламацию, где убеждал сограждан быть верными английскому королю. Вот такой последовательный и бескорыстный сторонник независимой Корсики. Уехав в столицу Англии, он получал очень неплохие деньги от британского правительства (2000 фунтов). Там Паоли и умер — и был похоронен в Вестминстерском аббатстве.

Закономерность выявить несложно. Каждый раз, когда к власти в России приходят «революционеры», они активно уничтожают именно флот. Смерть Сталина в результате отравления в марте 1953 года точно так же привела к немедленному свертыванию судостроительных программ. Интерес к флоту Сталин проявлял всегда, прекрасно понимая, что противником СССР вполне может быть не Германия, а Германия + Британия + Франция. А это значит, был нужен флот, который англичане сильно проредили во время гражданской смуты. В конце 1930-х годов в СССР была подготовлена большая судостроительная программа — за десять лет планировалось построить около полутора тысяч различных боевых кораблей. Между прочим, завершение выполнения этой программы в 1947 году — точно такая же гарантия того, что Советский Союз не собирался воевать до этого срока с сильнейшей державой Моря А напасть на Гитлера? Таких планов у Сталина никогда не было. В случае разгрома Германии англичане автоматически бы выступали против сильнейшей державы Суши, которая, не имея никаких преград, рвется к Ла-Маншу и теплому морю. Британия в реальности и так чуть не напала на нас в июле 1945 года, только в последний момент отложив выполнение операции «Немыслимое» Если бы сталинский СССР, не получая никакого сопротивления, шел «вперед на запад», война с Великобританией была бы неминуема. И к англичанам вполне могли присоединиться США.

Но речь сейчас не об этом, а о сталинской судостроительной программе, которая после Победы обрела второе дыхание В январе 1945 года по приказу наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова была образована комиссия. Согласно ее предложениям, в результате выполнения новой судостроительной программы на 1946-1955 годы ВМФ СССР на 1 января 1956 года должен был иметь в своем составе: 4 линкора, 10 тяжелых крейсеров с 220-миллиметровой артиллерией, 30 крейсеров с 180-миллиметровой артиллерией, 54 легких крейсера с 152-миллиметровой артиллерией, 6 эскадренных и 6 малых авианосцев 27 сентября 1945 года на совещании у И. В. Сталина состоялось обсуждение данного документа. Сталин высказался за сокращение числа линкоров и предложил увеличить число тяжелых крейсеров и подождать с авианосцами. Почему? Возможности ограниченны — необходимо выделять приоритеты. Авианосец предназначен для плавания к чужим берегам, у своих всегда есть аэродромы После Великой Отечественной глава Советского Союза в первую очередь думал об обороне. И эту оборону должны были осуществлять линкоры. Мощнее, новее и лучше, чем те гиганты, что пали жертвами Гражданской войны. «.В ближайшие 10-15 лет наши эскадры будут защищаться. Другое дело, если вы собираетесь идти в Америку. так как нам этого не нужно, то мы не обязаны перенапрягать нашу промышленность» , — сказал своим морякам глава Советского Союза

Разработка тяжелого крейсера получила наименование «проект 82», следующее заседание по этому вопросу прошло в марте 1948 года. Сталин дал распоряжение ускорить разработку судна с 305-миллиметровой артиллерией и 200-миллиметровым главным броневым поясом, да и в дальнейшем он лично контролировал ход проектирования и строительства На возражения моряков против сокращения боекомплекта (со ссылкой на большое количество снарядов на кораблях ВМС США и Англии) Сталин снова подчеркнул оборонительный характер советской судостроительной программы: «Вы слепо не копируйте американцев и англичан, у них другие условия, их корабли уходят далеко в океан, отрываясь от своих баз Мы же не думаем вести океанские бои, а будем воевать вблизи своих берегов, и нам не нужно иметь большого боезапаса на корабле»

После всех согласований и изменений строительство двух крейсеров «проекта 82» началось во втором квартале 1951 года с плановой сдачей их флоту в 1954 и 1955 году. Закладка головного корабля «Сталинград» состоялась 31 декабря 1951 года; 9 сентября 1952 года заложили второй корабль, которому присвоили наименование «Москва». Параллельно начались работы по сборке корпуса третьего крейсера. Помните, как революция 1917 года моментально привела к параличу всего военного судостроения в России? Точно так же сложились обстоятельства и в 1953 году. После смерти Сталина все работы свернули почти мгновенно. На основании постановления правительства от 18 апреля 1953 года строительство всех трех тяжелых крейсеров «проекта 82» было прекращено. Причем работы были прерваны при высокой степени готовности основного оборудования для строящихся кораблей. Уже было полностью изготовлено и почти смонтировано вооружение, дизель-генераторные агрегаты и многие другие системы, оборудование, механизмы и приборы. Часть корпуса недостроенного крейсера «Сталинград» после прекращения работ была использована в качестве мишени и испытана на живучесть. Обстрел ракетами, бронебойными артиллерийскими снарядами, авиабомбами и торпедами показал высокую эффективность предусмотренной проектом защиты крейсера — он никак не хотел тонуть Недостроенные корпуса двух других сталинских крейсеров были просто разрезаны на металлолом

Похожая история приключилась и с проектом нового линкора («проект 24») Предложения моряков Сталин сократил, в итоге в программе на 1945-1955 годы линейные корабли не значились, предусматривалась лишь закладка двух линкоров в 1955 году. Надо ли говорить, что со смертью Сталина вопрос о продолжении проектирования и строительства тяжелых линкоров «проекта 24» был закрыт уже в апреле 1953 года. А ведь если представить, что Сталин был отравлен в результате заговора, то многие дальнейшие шаги Хрущева станут понятны. Он не только остановил работы и распилил все заложенные Сталиным крупные корабли, но и полностью отказался от их разработки

Здесь будет весьма уместно упомянуть еще об одном, сегодня уже мало известном деянии Хрущева. Сам Никита Сергеевич об этом сказал так: «Но у меня сложилось убеждение, что нельзя более в этом вопросе ограничиваться разговорами и тянуть, что ненормальность следует ликвидировать, срочно заключив мирный договор с Австрией, вывести оттуда наши войска. Тем самым развязать себе руки, чтобы в полный голос вести пропаганду против военных баз США, которые разбросали свои войска по разным континентам и странам и вели агрессивную, жандармскую политику в отношении стран, находившихся в сфере их влияния, сохраняя на их территории и военные базы Чтобы говорить в полный голос, организовывать общественность всего мира на борьбу против таких порядков, нам самим следовало увести свои войска с чужих территорий Вопрос в первую очередь встал об Австрии». Речь пойдет о том, как Хрущев без всякой необходимости неожиданно вывел наши войска из Австрии. Как видим, предлог был надуман: Советскому Союзу нужно вывести войска из Австрии, чтобы легче было развернуть пропаганду против присутствия американских баз во многих частях света Вот, мол, у нас нет военных баз на чужой территории, значит, и американцам следует тоже вывести свои военные базы

Прошло уже более полувека, пора подвести итоги Сколько американских баз было ликвидировано американцами после нашей критики? Ни одной Так что причины действий Хрущева совсем другие — планомерная, постепенная сдача геополитических позиций России — СССР Что такое Австрия с геополитической точки зрения? В тот момент это была страна с населением около 7 миллионов человек и с очень важным месторасположением в Центральной Европе. Она граничит с Германией, Швейцарией, Италией и другими странами. В 1938 году в результате аншлюса Австрия была присоединена к Третьему рейху и стала его восточной землей Остмарком. Десятки тысяч австрийских солдат воевали на германском Восточном фронте против Советского Союза и зверствовали на нашей территории не меньше немцев. Весной 1945 года во время боев за освобождение Австрии погибло более 26 тысяч советских воинов Но это была не вся плата за право России — СССР иметь военные базы и за присутствие в самом центре Европы В австрийской земле покоится прах более 60 тысяч советских военнопленных и насильно угнанных мирных граждан, погибших в концлагерях на территории Австрии

После капитуляции территория Австрии в границах 1938 года была поделена между четырьмя державами-победительницами на оккупационные зоны, точно так же как и территория Германии В Вене сначала находились только освободившие ее советские войска, но на Потсдамской конференции союзники договорились о разделе и столицы Австрии на четыре оккупационные зоны. Все принятые австрийским парламентом законы до их официального опубликования федеральным правительством должны были получить согласование от Союзнической комиссии, созданной странами-победительницами. Такая ситуация длилась десять лет. И вдруг в марте 1955 года по указанию Н. С. Хрущева в Москву неожиданно пригласили австрийскую правительственную делегацию для подготовки государственного договора, который должен был восстановить независимость и полный суверенитет Австрии. СССР от этого шага не выигрывал ничего, но уже 15 мая 1955 года этот документ был подписан в Вене и вступил в силу 27 июля 1955 года. Согласно достигнутым договоренностям, войска всех стран-победительниц должны были покинуть Австрию в течение всего 90 дней. 19 октября 1955 года завершился вывод советских войск из Австрии

За красивыми словами о выводе «всех войск» скрывалась суть: Советскому Союзу было несравненно важнее оставаться в центре Европы, нежели кому бы то ни было. Это наша армия пришла в Европу, гоня гитлеровцев с нашей Родины, и создала против новой агрессии заслон в виде блока социалистических государств. Находясь в Австрии, мы имели мощный рычаг влияния на европейскую политику. И самое главное — сдача своих позиций в любой игре является признаком слабости или глупости. Вывод советских войск из Австрии, осуществленный в 1955 году по указанию Н. С. Хрущева, нанес большой ущерб геополитическим интересам Советского Союза и существенно изменил расстановку сил в Центральной Европе не в пользу нашей страны. Ставшая прозрачной австро-венгерская граница позволила вернуться в Венгрию бывшим фашистам Миклоша Хорти, которые теперь начали работать на спецслужбы США и Великобритании. Итогом стал вооруженный мятеж в Венгрии осенью 1956 года, для подавления которого СССР пришлось использовать войска Обратите внимание на даты: в 1955 году мы ушли из Австрии, а в 1956 году нас уже чуть не «ушли» из Венгрии. Россия дает слабину, во главе ее идиот (предатель) Хрущев — нужно давить по всем фронтам Именно поэтому при Сталине, который не делал глупостей во внешней политике, никаких восстаний нигде не было. Сдать тогда еще и Венгрию означало получить подобные выступления «доведенных до отчаяния» агентов ЦРУ и МИ-6, бывших нацистов, получивших обещания и деньги, а также просто обманутых пропагандой людей во всех остальных странах, вошедших в зону влияния СССР Не забывайте: колоссальная война закончилась всего чуть более десяти лет назад, все, кто боролся против России, были живы и полны сил.

И еще один немаловажный факт. Наша армия не вышла из Австрии, а почти убежала оттуда Срок вывода войск в три месяца никакими обстоятельствами не обусловливался, спешить было некуда, мало того что и выводить войска было не нужно. Так что вывод войск в ущерб геополитическим интересам Советского Союза, и к тому же ускоренно, придумали не Горбачев (Афганистан) и не Ельцин (Германия), а Хрущев

Ну и напоследок для всех любителей призывать Россию каяться В геополитике нет эмоций и нет места оценкам на их основе Здесь оценивают только одно — силу. Слово «благодарность» в геополитике просто отсутствует. Самые, казалось бы, моральные поступки в сфере геополитики не приведут ни к чему хорошему, если они являются односторонней сдачей позиций. Вот один из примеров, как впоследствии Австрия отблагодарила своих освободителей, давших ей возможность в 1955 году восстановить независимость и полный суверенитет. Спустя 24 года после вывода наших войск, в 1979 году научный сотрудник Государственного Эрмитажа Сергей Андросов на одной из выставок в Вене случайно увидел изящную бронзовую статую «Летящий Меркурий» Она была похищена немецкими войсками из Павловского парка под Санкт-Петербургом во время Великой Отечественной войны и является единственной бронзовой копией всемирно известной скульптуры Меркурия, бога торговли и покровителя искусств, работы выдающегося итальянского мастера эпохи Возрождения Джованни Болоньи. СССР заявил о находке и попросил вернуть статую «Благодарная» австрийская сторона под разными предлогами не хотела ее возвращать Переговоры об очевидном факте велись 25 (!) лет. Наконец, только 5 мая 2005 года, накануне 60-летия Великой Победы и 50-летия восстановления независимости и суверенитета Австрии, ее посол в Москве Мартин Вукович на торжественной церемонии в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина передал России скульптуру «Летящий Меркурий».

Но вернемся к российскому флоту. СССР возобновил проработку вопроса строительства авианосцев лишь в 1970-е годы. В рамках наращивания морской мощи под истребители вертикального взлета Як-38 в 1970-1980-е годы построили четыре корабля: «Киев», «Минск», «Новороссийск» и «Адмирал Горшков». К сожалению, уже после их спуска на воду оказалось, что Як-38 не может быть надежным палубным истребителем. Нужно было возвращаться к классическому проекту авианосца с истребителями МиГ-29К и Су-33. Этот проект и стал воплощаться в конце 1980-х годов. И надо же было такому случиться, что вновь ветер перемен сдул в небытие значительную часть нашего флота, который стал одной из главных жертв Перестройки. Серия советских авианосцев так и не пополнила ряды флота в том объеме, как это планировалось. А планы были большие — семь авианесущих крейсеров Крейсерами эти авианосцы назвали по двум причинам Во-первых, чтобы они могли выходить из Черного моря через проливы Босфор и Дарданеллы, которые по международной конвенции являются закрытой зоной для авианосцев. К тому же они, в отличие от западных авианосцев, кроме самолетов несли еще и мощное противокорабельное ракетное вооружение, что сближало их с крейсерами. Один из крейсеров — готовый на 70 % «Варяг» — в 2000 году будет продан Фондом госимущества независимой Украины Китаю. Продан по смехотворной цене в $20 млн, когда такой корабль стоит от $2 до 3 млрд. Теперь он учебный корабль ВМФ Китая и прототип будущих китайских авианосцев. Ни Россия, ни тем более Украина порознь не смогли найти денег на его достройку

А когда мы были вместе, когда мы были одной великой страной, мы планировали построить семь таких авианесущих крейсеров. Из них в составе нашего флота сегодня только один — «Адмирал Кузнецов», спущенный на воду в 1985 году. Потом начались «свобода» и «демократизация», а они в нашей стране всегда означают «почему- то» погром флота. Вот и третий из серии авианесущих крейсеров «Ульяновск», недостроенный всего на 30 % огромный атомный авианосец, оказался ненужным «реформаторам». Как и всякие «борцы за нашу свободу», они постарались удушить гордость русского флота еще в утробе. «Ульяновск» попытались продать иностранным компаниям хотя бы по $170 за тонну металла — чуть дороже, чем цена лома. Но покупателей не нашлось. В итоге корабль распилили на части, которые со временем растащили. Остальные наши авианосцы из этой серии также никогда не увидели моря.

Но на этом «птенцы гнезда Гайдара» не успокоились: авианесущие крейсеры предыдущей неудачной модели тоже были ликвидированы. «Новороссийск» продали Южной Корее, «Киев» и «Минск» — Китаю, где их переоборудовали в гостиницы, развлекательные центры и музеи «Адмирал Горшков» прослужил Российской Федерации до 2004 года, после чего его списали и продали Индии.

Анализируя боевую жизнь флота России, невольно приходишь к выводу, что страшнее «революционеров» и «реформаторов» противника у него никогда не было. Вот статистика, которую напечатали в газете «Время»

• За Русско-японскую войну за два года (1904-1905) погибли в сражении, были затоплены или захвачены японцами (спустили флаги) — 69 кораблей и судов российского флота.

• За Первую мировую войну за три года (1914-1917) погибли в бою или затонули от полученных боевых повреждений — 54 корабля и судна Российского флота.

• За период революции и Гражданской войны (1917-1922) захвачены, затоплены, потоплены, сгорели, интернированы, взорваны — 172 корабля и судна российского флота.

• За период Великой Отечественной и Второй мировой войны (1941-1945) захвачены, затоплены, потоплены, сгорели, взорваны — 365 кораблей и судов советского ВМФ.

• За период Перестройки только с 1991 по 1997 год списано, потоплено в базах и продано на металл — 629 боевых кораблей и судов российского флота. (Но с учетом того, что здесь приведены по надводным кораблям данные только 1997 года, а по подводным лодкам и вспомогательным судам только до 1995 года, истинные цифры, скорее всего, превышают сегодня 800 кораблей и судов ВМФ )

Теперь, зная печальную судьбу русского флота в ХХ веке, нам будет легче понять переплетение геополитических интриг ХУШ века, когда Великий Петр только создавал то, что с таким рвением будут резать на металлолом и топить «революционеры» и «реформаторы экономики».
<< | >>
Источник: Стариков Н. В.. Геополитика: Как это делается.. 2013

Еще по теме Кому мешает флот, или Отчего все революционеры так не любят русские боевые корабли:

  1. Кому это нужно?
  2. Кому на Руси жить хорошо
  3. Профессиональные революционеры и партия
  4. 8.1 Консервативный революционер
  5. 8.1 Консервативный революционер
  6. Русская геополитическая школа, возникшая в среде русских эмигрантов в 20-х годах ХХ века:
  7. 10.2. Так кто же открыл Курилы?
  8. Количественные ограничения экспорта или импорта по объему или по стоимости называются ...
  9. Так выглядит тяжелая работа
  10. Почему так непросто иметь ясное зрение
  11. Еще не все потеряно…
  12. Можете ли вы изменить все?
  13. Две причины, по которым так трудно видеть будущее
  14. 1. За все надо платить
  15. 2. Все всегда меняется
  16. Не все то можется, что хочется
  17. Все играют в эту игру
  18. Где находятся все отличные идеи?
  19. Как это все касается вас?
  20. 9. Все члены ООН - суверенные государства.